Для определения критериев успешности дел о жестоком обращении и неоказании медицинской помощи задержанному/заключенному государственными органами необходимо рассмотреть наиболее известные дела подобного рода, вынесенные ЕСПЧ по Северному Кавказу.

1. Тангиев против России
11 апреля 2003 года сотрудники милиции арестовали Тангиева Тимура Хаважиевича в его доме в присутствии членов его семьи. В ходе ареста, сотрудники милиции избили его и тушили сигареты об его тело сигареты и спички.

В неустановленный день заявителю были предъявлены обвинения в нескольких убийствах, участии в деятельности незаконного вооруженного формирования, в незаконном хранении огнестрельного оружия, краже и угоне автомобиля.

14 апреля 2003 года заявителю завязали глаза и отвезли в изолятор временного содержания ОРБ-2 (Оперативно-розыскное бюро). Ночью он был доставлен в помещение на четвертом этаже. Сотрудники милиции вынудили его встать на колени и приложили электрический шнур к его пальцам, пытая его электрическим током. Они также били заявителя резиновой дубинкой.

Заявитель оставался в изоляторе временного содержания ОРБ-2 в течение двух месяцев. Он неоднократно подвергался жестокому обращению со стороны тех же сотрудников милиции. В неустановленный день заявитель подписал признательное признание.

Заявитель жаловался, что в заключении он подвергся жестокому обращению, и что последовавшее расследование было неэффективным в нарушение статьи 3 Конвенции.

  • Тангиев Т.Х. исчерпал внутренние средства правовой защиты. ЕСПЧ отмечает, что заявитель обжаловал последнее постановление прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела по жалобам заявителя на жестокое обращение. Суд приходит к выводу о том, что, озвучив жалобу на жестокое обращение в ходе рассмотрения его дела по существу в судах первой и кассационной инстанции, заявитель предоставил национальным властям возможность исправить предполагаемое нарушение.

  • Суд указал на то, что заявитель не несет негативных последствий неисчерпания внутригосударственных средств защиты в том случае, если, несмотря на несоблюдение им предписанных законом процессуальных требований, компетентные органы все же рассмотрели его жалобу по существу.
  • 11 декабря 2012 г. ЕСПЧ присудил заявителю 45.000 евро в качестве компенсации морального ущерба, и 2.260 евро на возмещение юридических расходов и издержек.
2. Фанзиева против России
26 мая 2007 года Мадина Енеева находилась на местном рынке. Одна из продавщиц заподозрила, что Мадина хочет украсть юбку с ее прилавка. Женщины начали драку и несколько раз ударили друг друга. На место происшествия прибыли сотрудники милиции и задержали дочь заявительницы по подозрению в совершении кражи. Мадина Енеева и А. были помещены в милицейский автомобиль.

По словам заявительницы, после доставления в отделение милиции ее дочь отвели в комнату для допросов, расположенную на втором этаже (в Российской Федерации - это соответствует третьему этажу) отделения, где она подвергалась избиению со стороны сотрудников милиции до тех пор, пока не упала в обморок. Пока Мадина Енеева находилась без сознания, неустановленные сотрудники милиции выбросили ее из окна.

После этого Мадина Енеева была доставлена в больницу на машине скорой помощи. Она была срочно прооперирована. 26 мая 2007 года в 22.45 Мадина Енеева скончалась от сложных внутренних повреждений головы, тела и конечностей.

Следствие по делу было приостановлено в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых.

Заявительница жаловалась на то, что ее дочь выбросили из окна сотрудники милиции, и что по данному факту не было проведено эффективного расследования. Она ссылалась на статью 2 Конвенции. Заявительница также жаловалась на то, что в отделении милиции ее дочь подверглась жестокому обращению и что по данному факту не было проведено эффективного расследования в нарушение статьи 3 Конвенции.

  • ЕСПЧ отметил, что уголовное дело по факту смерти дочери заявительницы так и не было возбуждено, несмотря на возражения заявительницы, национальные власти необъяснимым образом отказывались расследовать обстоятельства смерти в отделении милиции, и сосредоточили свои усилия на розыске неизвестного сотрудника милиции.

  • Судом было обращено внимание на то, что обязательство по защите здоровья и благополучия лиц, находящихся в заключении, явно включает в себя обязательство по защите жизни арестованных и задержанных лиц от обозримых рисков существуют определенные основные меры предосторожности, которые должны применять сотрудники милиции в целях сведения к минимуму любого потенциального риска. 

  • Европейский Суд пришел к выводу, что расследование, проведенное по факту жестокого обращения с дочерью заявителя, не являлось тщательным, адекватным и эффективным и тем самым по делу было допущено нарушение статьи 3 Конвенции в ее процессуальном аспекте.
  • 11 декабря 2012 г. ЕСПЧ присудил заявителю 26.000 евро в качестве компенсации морального ущерба, и 4.000 евро на возмещение юридических расходов и издержек.

Итак, рассмотренные дела Европейского суда по правам человека приводят к следующим выводам об их приемлемости:

  • Исчерпание внутренних средств правовой защиты по делу;

  • Соблюдение 6-ти месячного срока для обращения в Европейский суд. Как правило, шестимесячный период начинается с даты принятия окончательного решения в процессе исчерпания внутренних средств правовой защиты.

  • Если заявитель обращается с обоснованной жалобой на серьезное неправомерное жестокое обращение со стороны полиции или других органов государственной власти, предполагается обязанность проведения эффективного официального (государственного) расследования. Такое расследование должно потенциально содержать возможность установления и наказания виновных.

  • Расследование должно быть способно привести к установлению фактических обстоятельств дела и, если утверждения соответствуют действительности, к установлению личности виновных и их наказанию.

  • Заявители должны продемонстрировать определенный уровень активности и инициативы и подать жалобу без необоснованной задержки; оперативность играет большую роль.