17 Мая 2016, Вторник

Лейла Муружева всю жизнь прожила в Москве, у нее родилось двое детей, но брак распался в марте 2014 года. При разводе супруги не достигли соглашения в вопросе, с кем должны проживать дети.

В январе 2014 года бывший супруг увез детей в Ингушетию, где оставил их у своих родителей, а сам вернулся в Москву. На момент переезда детей в Ингушетию мальчику было 4,5 года, девочке 1,5. В марте 2014 года Лейла Муружева подала в суд исковое заявление об определении места жительства детей.

В июне 2014 года решением Измайловского районного суда место жительства детей было определено с матерью. Хотя решение вступило в силу 14 октября 2014 года,  детей матери так и не вернули, приставы ссылаются на невозможность исполнить решение суда. Лейла Муружева не только не может проживать со своими детьми, но и видеть их.

“Решение Европейского суда о приоритетном рассмотрении достаточно важно для разрешения дела Муружевой Лейлы в России. Постановления Европейского суда, как правило, влекут за собой соответствующие меры на национальном уровне по исправлению нарушений Конвенции и законодательства РФ. Также, есть надежда на то, что власти исправят допущенные нарушения еще до вынесения постановления ЕСПЧ",  - комментирует  юрист "Правовой инициативы" Бике Гюльмагомедова.

Напомним, что 28 апреля 2016 года сотрудники Шалинского районного ОВД, после трех лет борьбы за опеку, вернули уроженке Чечни Элите Магомадовой семилетнего сына, которого у нее в 2013 году выкрал бывший муж.  Жалоба Элиты Магомадовой была также коммуницирована Европейским Судом.

Юристы «Правовой инициативы» ведут немало дел с полностью идентичным сюжетом, когда судебные решения вынесены в пользу матери, но дети не переданы. Проблема неисполнения приставами судебных решений об определении места жительства с матерью является системной для ряда регионов Северного Кавказа.


<<< Все новости