Дата документа: 14/06/2011
Номер заявки: 21353/10
Статьи нарушений Конвенции: 8
Страна ответчика: Россия
Тип документа: Постановление
Источник: SRJI

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО ''ХАНАМИРОВА ПРОТИВ РОССИИ''

(Жалоба № 21353/10)

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ

14 июня 2011 года

Данное постановление становится окончательным по условиям, оговоренным в Статье 44 § 2 Конвенции. Текст может быть дополнительно отредактирован.


В деле “Ханамирова против России”,

Европейский суд по правам человека (Первая секция), Палатой в следующем составе:

Нина Вайич, Президент,

Анатолий Ковлер,

Пиир Лорензен,

Элизабет Штейнер,

Ханлар Хаджиев,

Георгий Николаи,

Марианна Лазарова Трайковска, судьи,

и Серен Нильсен, Секретарь Секции,

Заседая 24 мая 2011 года за закрытыми дверями,

Вынес следующее постановление, принятое в последний вышеупомянутый день:

ПРОЦЕДУРА

1. Настоящее дело было инициировано жалобой (№21353/10) против Российской Федерации, поданной в Суд в соответствии со Статьей 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенция») гражданкой Российской Федерации Дианой Гусейнбековной Ханамировой (далее – заявительница) 11 марта 2010 года.

2. Заявительницу в Европейском Суде представляла М.Мамедова, юрист, практикующий в городе Махачкале, Республика Дагестан. Правительство Российской Федерации («Правительство») представлял г-н Г. Матюшкин, представитель Российской Федерации в Европейском суде по правам человека.

3. Заявительница жаловалась на то, что продолжающаяся неспособность властей обеспечить исполнение решения о предоставлении ей опеки над своим сыном нарушает ее права, предусмотренные Конвенцией.

4. 11 июня 2010 года Президент Первой Секции решил уведомить Правительство о поданной жалобе. Суд также принял решение о рассмотрении жалобы по существу одновременно с рассмотрением вопроса о ее приемлемости (в соответствии с положениями Статьи 29 § 1 Конвенции).

ФАКТЫ

5. Заявительница родилась в 1987 году и живет в поселке Герейханова, Республика Дагестан.

6. В ноябре 2006 года заявительница вышла замуж за Ф.Х. В сентябре 2007 года у них родился сын А. Заявительница, ее муж и сын жили в доме его родителей в Степном поселке недалеко от города Махачкалы.

7. В феврале 2008 года отношения в семье разладились, и заявительница ушла из дома. Согласно заявительнице, ее муж и его родители вынудили уйти и не позволили забрать сына, которому было около 5 месяцев.

А. Судебное рассмотрение иска заявительницы о разводе и получении опеки над сыном

8. После этого заявительница подала исковое заявление в суд, требуя расторжения брака с ее мужем, взыскания с него алиментов и получения права опеки над ребенком.

9. 12 августа 2008 года суд Ленинского района города Махачкалы рассмотрел дело заявительницы. Суд в основном удовлетворил требования заявительницы, объявил о расторжении брака с ее мужем, присудил заявительнице выплату алиментов и дал право опеки над ребенком.

10. 14 ноября 2008 года Верховный суд Республики Дагестан (далее – Верховный суд) оставил в силе решение суда от 12 августа 2008 года.

В. Исполнительное производство решения суда от 12 августа 2008 года

1. Первый этап исполнительного производства решения суда

(a) Исполнительный лист и попытки судебных приставов найти бывшего мужа заявительницы

11. 5 декабря 2008 года суд Ленинского района города Махачкалы выдал исполнительный акт, в котором, в частности, цитировалась следующая часть решения суда от 12 августа 2008:

"[Суд постановил, что] ребенок Ханамиров Анрид Фаридович, родившийся 20 сентября 2007 года, должен проживать вместе с [заявительницей] по ее месту жительства".

В исполнительном акте указывалось, что бывший муж заявительницы проживал в Степном поселке недалеко от Махачкалы.

12. Заявительница обратилась за исполнением через нескольких дней, и в декабре 2008 года судебные приставы Ленинского района Махачкалы из Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Дагестан открыли исполнительное производство в связи с этим.

13. Узнав, что в то время бывший муж заявительницы переехал в другой дом, принадлежащий его семье, и определив, что фактическим местом его проживания является село Магарамкент, 18 февраля 2009 года судебные приставы закрыли исполнительное производство и передали дело в Магарамкентский районный отдел судебных приставов.

(b) Первая попытка исполнения решения суда 12 августа 2008 года

14. 5 марта 2009 года местные судебные приставы открыли исполнительное производство.

15. В неустановленный день судебные приставы сообщили бывшему мужу заявительницы о том, что он обязан передать ребенка заявительнице, и установили ему срок пять дней, чтобы исполнить решение суда добровольно. По всей видимости, бывший муж заявительницы не подчинился требованиям судебных приставов и отказался передать ребенка заявительнице добровольно.

16. 3 апреля 2009 года судебный пристав вместе с заявительницей прибыл в дом бывшего мужа заявительницы и его родителей. В присутствии педиатра, психолога, представителя местных органов опеки и двух понятых судебный пристав силой забрал сына заявительницы от его отца и передал его заявительнице. Ребенок сильно кричал во время процедуры и сопротивлялся.

17. Как указывается в отчете судебного пристава от 3 апреля 2009 года, заявительница "отказалась принять своего сына и исполнить решение суда от 12 августа 2008 года». Заявительница, а также ее муж, психолог, представитель местных органов опеки и двое понятых подписали отчет судебного пристава и покинули дом.

18. По всей видимости, заявительница все еще хотела исполнения решения суда, но возражала против методов, которые использовал судебный пристав в ходе своих действий 3 апреля 2009 года.

(с). Рассмотрение запроса судебных приставов о прекращении исполнительного производства по делу заявительницы

19. Судебные приставы пришли к выводу, что заявительница не хочет продолжения исполнительного производства, и 6 апреля 2009 года они обратились в суд Магарамкентского района Республики Дагестан (далее –Магарамкентский районный суд) с запросом о прекращении исполнительного производства.

20. 16 октября 2009 Магарамкентский районный суд рассмотрел запрос судебных приставов. Во время слушания заявительница продолжала настаивать на передаче ей ребенка и попросила суд отклонить запрос судебных приставов. Суд указал на явный отказ заявительницы от ее прав в соответствии с приговором от 12 августа 2008 года, так как она отказалась принять ее сына 3 апреля 2009 года, и прекратил исполнительное производство на основании положений соответствующего национального законодательства в связи с тем, что взыскатель отказался от взыскания или от получения предметов, изъятых у должника при исполнении судебного постановления о передаче их взыскателю (Статья 439 § 1 Гражданского процессуального кодекса, см. соответствующие внутренние раздел закона ниже). Очевидно, что во внутреннем законодательстве не предусматриваются специальные правила в отношении исполнения решений по вопросам опеки.

21. При рассмотрении апелляции заявительницы 18 ноября 2009 года Верховный суд оставил в силе решение от 16 октября 2009 года.

(d) Попытка заявительницы оспорить отчет судебного пристава от 3 апреля 2009

22. Независимо от судебного разбирательства заявительница обжаловала действия судебных приставов и отчет от 3 апреля 2009 года, утверждая, что судебный пристав, которому было поручено исполнение решения суда, обманом заставил ее подписать отчет. По словам заявительницы, судебный пристав показал ей только вторую страницу отчета и сказал, что она обязана подписать его, чтобы иметь возможность забрать ее сына. Как только она подписала протокол, судебный пристав якобы отказался исполнять судебное решение от 12 августа 2008 года.

23. 9 июня 2009 года Магарамкентский районный суд отклонил жалобу заявительницы. Суд допросил судебного пристава, педиатра, психолога, представителя местных органов опеки и двух понятых, которые дали по существу аналогичные показания о событиях 3 апреля 2009 года. Свидетели показали, что судебный пристав отнял ребенка у его отца и передал заявительнице, но ребенок сопротивлялся, плакал, отталкивал  заявительницу и убежал к своему отцу. Заявительница сказала, что ребенку будет лучше жить с отцом, и отказалась принять его. Свидетели также дали показания, что заявительница прочитала все страницы отчета до его подписания. Суд провел проверку и опровергнул утверждения заявительницы о том, что она была обманута судебным приставом. Затем суд постановил, что и отчет от 3 апреля 2009 года, и действия судебного пристава были законными.

24. 26 августа 2009 года Верховный суд оставил в силе решение от 9 июня 2009 года.

(d) Надзорное производство в отношении решения о прекращении исполнительного производства

25. В неустановленный день заявительница подала ходатайство в Верховный суд с запросом о рассмотрении решений от 16 октября 2009 года и 18 ноября 2009 года в порядке надзора.

26. 26 марта 2010 года судья Верховного суда удовлетворил ходатайство заявительницы и возобновил разбирательство по делу.

27. 10 июня 2010 года Президиум Верховного суда отменил решения от 16 октября 2009 года и 18 ноября 2009 года. Суд постановил, что, согласно внутреннему законодательству, судебные приставы не имели права обращаться в суд за прекращением исполнительного производства и что такой запрос может быть инициирован только заявительницей. Кроме того, суд указал, что по Статье 439 Гражданского процессуального кодекса заявительница могла бы явно отказаться от своих претензий исключительно в суде. Суд отметил, что эти два условия не были выполнены, и направил требование судебных приставов о прекращении исполнительного производства на новое рассмотрение в первой инстанции.

28. 14 сентября 2010 года Магарамкентский районный суд рассмотрел и полностью отклонил требование судебных приставов о прекращении исполнения судебного решения от 12 августа 2008 года, подтвердив выводы Президиума Верховного суда.

2. Второй этап исполнительного производства

29. 7 октября 2010 года судебные приставы возобновили исполнительное производство по решению от 12 августа 2008 года. Место жительства бывшего мужа заявительницы находилось в селе Магарамкент, Республика Дагестан. Последний сообщил судебным приставам, что ребенок живет с его родителями.

30. 9 декабря 2010 года судебные приставы запросили в суде Ленинского района города Махачкалы разъяснения о том, каким образом должно быть приведено в исполнение решение суда от 12 августа 2008 года. Судебные приставы заявили, что условия исполнительного акта были сформулированы неточно.

31. 25 января 2011 года Ленинский районный суд города Махачкалы вынес решение, согласно которому судебное решение должно быть исполнено следующим образом: ребенка необходимо забрать у его отца или любых третьих лиц и передать в руки его матери.

32. 28 января 2011 года, когда Правительство представило свои окончательные замечания по делу, решение суда от 12 августа 2008 года так и не было исполнено.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

33. Федеральный закон “Об исполнительном производстве» от 2 октября 2007 года предусматривает, что исполнительный документ передается судебному приставу-исполнителю в трехдневный срок со дня его поступления в подразделение судебных приставов (Статья 30).

34. Взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе обратиться в суд, другой орган или к должностному лицу, выдавшим исполнительный документ, с заявлением о разъяснении его положений, способа и порядка его исполнения (Статья 32)

35. Исполнительное производство прекращается судом в случаях: 1) смерти взыскателя-гражданина (должника-гражданина), объявления его умершим или признания безвестно отсутствующим, если установленные судебным актом, актом другого органа или должностного лица требования или обязанности не могут перейти к правопреемнику и не могут быть реализованы доверительным управляющим, назначенным органом опеки и попечительства; 2) утраты возможности исполнения исполнительного документа, обязывающего должника совершить определенные действия (воздержаться от совершения определенных действий); 3) отказа взыскателя от получения вещи, изъятой у должника при исполнении исполнительного документа, содержащего требование о передаче ее взыскателю; 4) в иных случаях, когда федеральным законом предусмотрено прекращение исполнительного производства (Статья 43).

36. Исполнительный документ, по которому исполнительное производство прекращено, остается в материалах прекращенного исполнительного производства и не может быть повторно предъявлен к исполнению (Статья 44 (5)).

37. В случаях неисполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе, в течение суток с момента получения копии постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель выносит постановление о взыскании исполнительского сбора и устанавливает должнику новый срок для исполнения (Статья 105 (1)). При неисполнении должником требований, содержащихся в исполнительном документе, без уважительных причин во вновь установленный срок судебный пристав-исполнитель применяет к должнику штраф (Статья 105 (2)).

38. Суд должен рассматривать жалобы на решения, действия или бездействие судебных приставов в десятидневный срок (Статья 128 (4)).

39. Гражданский процессуальный кодекс от 14 ноября 2002 года, вступивший в силу 1 февраля 2003 года, предусматривает, что исполнительное производство прекращается судом в случаях, предусмотренных Федеральным законом "Об исполнительном производстве" (Статья 439 § 1). Заявление истца об отказе от иска, признание иска ответчиком и условия мирового соглашения сторон заносятся в протокол судебного заседания и подписываются истцом, ответчиком или обеими сторонами (Статья 173 § 1). Суд разъясняет истцу, ответчику или сторонам последствия отказа от иска, признания иска или заключения мирового соглашения сторон (Статья 173 § 2).

40. Заявление об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти рассматривается судом в течение десяти дней (Статья 257 § 1).

41. Прекращенное исполнительное производство не может быть возбуждено вновь (Статья 439 § 3).

42. Вопросы о приостановлении или прекращении исполнительного производства рассматриваются судом, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности судебный пристав-исполнитель, в десятидневный срок (Статья 440 § 1).

43. Приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 23 января 2007 "О внесении изменений в инструкцию по судебному делопроизводству в районном суде" предусматривает, что суд должен выдать исполнительный акт по решению суда не позднее одного рабочего дня после вступления в силу этого решения (раздел 9.3.2).

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 8 КОНВЕНЦИИ

44. Заявительница жаловалась на то, что власти не исполнили судебного решения о представлении ей опеки над ее сыном. Суд рассмотрит эту жалобу по Статье 8, которая в соответствующей части гласит:

«1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища…

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.»

А. Доводы сторон

45. Правительство утверждало, что исполнение решения от 12 августа 2008 года было прекращено в связи с отказом заявительницы принять ее сына. Оно утверждало, что в исполнительном акте по решению от 12 августа 2008 не содержится указание на объект исполнения, что делает невозможным применение каких-либо принудительных мер в отношении бывшего мужа заявительницы, или возложение на него ответственности за неисполнение судебного решения. Оно также подчеркнуло тот факт, что решение о прекращении исполнительного производства было отменено и исполнение решения суда от 12 августа 2008 года было возобновлено. Правительство также ссылалось на практические трудности, связанные с исполнением, в связи с тем, что было необходимо свести к минимуму возможные негативные психологические последствия для ребенка в результате его отлучения от семьи своего отца. В своих дополнительных замечаниях Правительство сослалось на интересы ребенка и утверждало, что передача ребенка заявительнице не может состояться немедленно и потребует проведения подготовительных мер. Правительство утверждало, что жалоба заявительницы была преждевременной.

46. Заявительница не согласилась с мнением Правительства и утверждала, что необоснованная задержка исполнения решения суда от 12 августа 2008 года уже привела к ситуации, в которой фактическая передача ребенка вызовет серьезные психологические страдания как для нее, так и для ребенка.

B. Оценка Суда

1. Приемлемость

47. Суд отмечает, что жалоба не является явно необоснованной в значении статьи 35 § 3 (а) Конвенции. Кроме того, он отмечает, что она не является неприемлемой и по другим основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

2. Существо дела

(a) Общие принципы

48. Суд напоминает, что основная цель статьи 8 состоит в защите отдельного лица от своевольного вмешательства государственных властей; она устанавливает определенные  позитивные обязанности, призванные обеспечить "уважение" семейной жизни (см. дело Keegan v. Ireland, 26 мая 1994, § 49, Series A no. 290). В случаях, когда контакт и место проживания детей оспаривается родителями и/или другими членами семьи детей (см., например, Hokkanen v. Finland, 23 сентября 1994, § 55, Series A no. 299-A, и Zawadka v. Poland, no. 48542/99, § 55, 23 июня 2005), суд неоднократно заявлял, что это положение Конвенции включает кроме прочего и право родителя предпринимать шаги для того, чтобы видеться с его или ее ребенком, с которым они разлучены, а также обязательство национальных властей проводить такие действия.

49. В то же время обязанность национальных властей принять меры для облегчения воссоединения не является абсолютной, так как воссоединение родителя с детьми, которые жили в течение некоторого времени с другим родителем, вероятнее всего, невозможно будет произвести немедленно, и могут потребоваться подготовительные меры для его осуществления. Характер и масштабы такой подготовки будут зависеть от обстоятельств каждого дела, в любом случае важными составляющими этого процесса будут являться взаимопонимание и сотрудничество всех заинтересованных сторон. Хотя национальные власти должны сделать все возможное для содействия такому сотрудничеству, любое принуждение в этой области должно быть ограничено, и необходимо, чтобы национальные власти установили равновесие между интересами ребенка и родителей и чтобы особое  внимание было уделено интересам ребенка, которые, ввиду их серьезности и характера, могут иметь преимущественное действие над интересами родителей, как того требует Статья 8 Конвенции (см. P.P. v. Poland, no. 8677/03, § 82, 8 January 2008; Hokkanen, cited above, § 53; and Ignaccolo-Zenide v. Romania, no. 31679/96, § 96, ECHR 2000-I). Мера адекватности действий должна оцениваться по быстроте их реализации, и промедление может иметь непоправимые последствия для отношений между ребенком и родителем (см. P.P. v. Poland, упомянутое выше, § 83).

(b) Применение в данном случае

50. Суд отмечает, во-первых, что обе стороны считают, что связь между заявительницей и ее сыном рассматривается как «семейная жизнь» в контексте данного положения Статьи 8. Суд далее отмечает, что решение суда Ленинского района города Махачкалы от 12 августа 2008 о передаче заявительнице опеки над А., возраст которого в то время составлял всего лишь один год и два месяца, оставалось неисполненным, по крайней мере, до 28 января 2011 года (см. пункт 32). Соответственно, он должен определить, предприняли ли национальные власти в ходе исполнения решения суда все необходимые меры, которые разумно было бы провести, учитывая особые обстоятельства дела.

51. В связи с этим Суд отмечает, что бездействие компетентных органов привело к серьезным необоснованным задержкам в исполнительном производстве. Так, например, вместо того чтобы выдать заявителю исполнительный акт в течение одного дня (см. пункт 43 выше), суд первой инстанции потратил на это почти две недели (см. пункт 11 выше ). Кроме того, несмотря на то что заявительница обратилась к судебным приставам за помощью по исполнению решения суда через несколько дней, власти потратили почти два месяца на розыски бывшего мужа заявительницы и ее сына, хотя те не пытались скрыться и жили в одном из домов, принадлежащих семье (см. пункты 12 и 13 выше); также они потратили еще две недели, чтобы передать дело соответствующим судебным приставам (см. пункты 13 и 14 выше). Суд считает, что в обстоятельствах данного дела задача найти ребенка заявительницы была достаточно простой и не требовала так много времени.

52. Далее в отношении периода с 6 апреля 2009 года, когда судебные приставы потребовали в суде первой инстанции прекратить исполнительное производство, по 14 сентября 2010 года, когда суд вновь поручил провести исполнении решения, Суд считает, что ответственность за произошедшие задержки полностью должна быть отнесена на счет властей. В связи с этим Суд не принимает довод Правительства об отказе заявительницы взять ребенка 3 апреля 2009 года в качестве оправдания действиям судебных приставов и судов. Суд принимает во внимание тот факт, что передача ребенка происходила в доме родителей бывшего мужа заявительницы, что почти год до событий 3 апреля 2009 года ребенок заявительницы не видел ее вообще (см. пункты 15 и 16 выше) и что ребенок явно проявлял отрицательное отношение к матери. При таких обстоятельствах Суд не может возложить ответственность за неудавшуюся попытку исполнения решения 3 апреля 2009 года на заявительницу.

53. Возвращаясь к мерам по исполнительному производству, к которым прибегли судебные приставы 6 апреля 2009 года, Суд отмечает, что вместо исполнения решения суда, которое имело в своем производстве определенные проблемы и трудности, судебные приставы и национальные суды, по-видимому, пытались ликвидировать его последствия, предполагая, что заявительница отказалась от своих требований, что в свою очередь делало бесполезным первоначальное решение в пользу заявительницы (см. пункты 20 - 21 выше). Суд считает, что доводы, используемые судебными приставами и судами первой инстанции, были неприемлемы в обстоятельствах данного дела, так как заявительница не только постоянно высказывала свое желание о проведении исполнительного производства (см. пункты 18 , 22 - 24 и 25 выше), но и инициировала отдельные независимые судебные разбирательства для того, чтобы опротестовать доводы судебных приставов. Суд отмечает, что, несмотря на трудности, с которыми заявительница и власти столкнулись 3 апреля 2009 года, и потенциальную угрозу для эмоционального равновесия и здоровья ребенка, власти явно не использовали постепенный и гибкий подход при исполнении решения суда.

54. В дополнение к выводу о том, что требование судебных приставов о прекращении исполнительного производства 6 апреля 2009 года было ошибочным, Суд хотел бы также отметить, что само судебное разбирательство, возбужденное по этому требованию, серьезно затянулось. Суду первой инстанции потребовалось шесть месяцев для изучения требования судебных приставов (см. пункты 19 и 20 выше), и около пяти месяцев и трех недель с марта по сентябрь 2010 года понадобилось надзорной инстанции для отмены ошибочного решения от 16 октября 2009 года (см. пункты 26 - 28 выше).

55. В-третьих, Суд отмечает, что в период с 14 сентября 2010 года, когда решение о прекращении исполнительного производства было отменено (см. пункт 28 выше), до 28 января 2011 года, когда Государство-ответчик представило свои последние замечания по фактам дела (см. пункт 32 выше), по всей видимости, в исполнительном производстве не было никаких изменений или развития. Суд принимает во внимание доводы Правительства о том, что в связи с характером спора процесс исполнения решения может иметь необходимые переходные меры и не будет завершен в короткие сроки. Он отмечает, однако, что в рассматриваемый период времени ни судебные приставы, ни любая другая структура не предложили план или комплекс мер, которые сделали бы переходный период безопасным для ребенка (см. пункты 29 - 32 выше). В связи с этим суд не может принять судебное разбирательство, инициированное судебными приставами с целью получить ясный и недвусмысленный смысл формулировкам в исполнительном акте. На самом деле решение от 25 января 2011 года просто повторяет решение об установлении опеки и описывает действия, которые судебные приставы уже пытались сделать ранее.

56. В целом, принимая во внимание практические трудности, с которыми сталкиваются власти по данному делу, по мнению Суда, создается впечатление, что в ходе исполнительного производства судебные приставы и суды не проявили должного усердия и осмотрительности при рассмотрении просьб заявительницы о помощи. Судебные приставы оказались неподготовленными к решению поставленной задачи, не имели никакого представления о том, что может быть или должно быть сделано, или ясного плана действий, в то время как суды рассматривали дело, игнорируя срочность, которую это дело заслуживало. В результате критически важное время было упущено в первую очередь по причине промедления властей при рассмотрении дела.

57. Принимая во внимание вышесказанное, Суд делает вывод, что российские власти не предприняли незамедлительно все действия, которые было бы разумно от них ожидать, для того чтобы исполнить решение суда, касающееся опеки заявительницы над ее сыном, и тем самым они нарушили право заявительницы на уважение ее семейной жизни, гарантированного Статьей 8.

Следовательно, имеет место нарушение Статьи 8 Конвенции.

VI. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

58. Статья 41 Конвенции устанавливает:

"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

А. Ущерб

59. Заявительница потребовала 10,000 евро в качестве компенсации морального ущерба, причиненного ей в результате рассматриваемых событий.

60. Правительство указало, что требуемая сума компенсации необоснованна и чрезмерна.

61. Суд отмечает, что нет причин сомневаться в том, что заявительнице был причинен вред в результате неисполнения решения суда и что заявительнице был причинен моральный ущерб, который не может быть компенсирован одним лишь фактом признания нарушений прав. Суд, согласно Статье 41 Конвенции, присуждает заявительнице 10,000 евро.

62. Для достижения этих целей Суд учитывает обещание Правительства, что решение суда Ленинского района города Махачкалы от 25 января 2011 года (см. пункт 31 выше) по исполнению судебного решения в пользу заявительницы находится «под строгим контролем компетентных органов власти» и «состоится в возможно короткие сроки».

C. Издержки и расходы

63. Заявительница также утверждала, что потратила 40,000 российских рублей (RUB) на расходы и издержки, понесенные в национальных судах, и при подаче жалобы в Европейский Суд.

64. Правительство утверждало, что соглашение между заявителем и ее адвокатом не является достаточно четким для обоснования расходов, имевших место на национальном уровне и перед Европейским Судом, и, кроме того, нет доказательств того, что заявительница уже оплатила услуги своего адвоката.

65. Согласно прецедентной практике Суда, заявительница имеет право на возмещение расходов и издержек в том случае, если было показано, что они на самом деле имели место и были разумны. В настоящем деле, принимая во внимание документы, имевшиеся на рассмотрении Суда и соответствующие этим критериям, Суд считает разумным присудить заявительнице 950 евро в счет покрытия расходов.

D. Выплата процентов

66. Суд считает, что сумма процентов должна рассчитываться на основе предельной процентной ставки Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.

ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ СУД ЕДИНОГЛАСНО

1.  Объявляет жалобу приемлемой;

2.  Постановляет, что имело место нарушение Статьи 8 Конвенции;

3.  Постановляет

(а) что Государство-ответчик должно выплатить заявительнице в течение трех месяцев с даты, на которую данное постановление становится окончательным в соответствии со Статьей 44 § 2 Конвенции, EUR 10,000 (десять тысяч евро) в качестве компенсации морального вреда и EUR 950 (девятьсот пятьдесят евро) в качестве компенсации расходов и издержек плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с заявительницы с обеих сумм, конвертируемые в российские рубли по курсу, действующему на день выплаты;

(b) что со дня истечения вышеуказанных трех месяцев до даты оплаты на означенные суммы будут начисляться простые проценты в размере предельной процентной ставки Европейского центрального банка на период неуплаты плюс три процентных пункта;

Совершено на английском языке с направлением письменного уведомления 14 июня 2011 года в соответствии с Правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

Серен Нильсен, Секретарь

Нина Вайич, Председатель


Возврат к списку