Дата документа: 03/11/2010
Номер заявки: 21519/02; 38003/03; 6844/02
Страна ответчика: Россия
Тип документа: Имплементация решений
Источник: SRJI
Оригинал документа:  

Заявление “Правовой инициативы по России”

в Комитет Министров Совета Европы

относительно мер индивидуального характера

по трем делам из Северного Кавказа.

3 ноября 2010 г.

Введение

1. Настоящее заявление подается “Правовой инициативой по России” в соответствии с Правилом 9 Правил Комитета Министров для рассмотрения Комитетом Министров в ходе 1100-ой сессии КМ с 30 ноября по 3 декабря 2010 г. Настоящее заявление также направляется в Департамент по исполнению постановлений Европейского Суда по правам человека и Комитет по правовым вопросам и правам человека Парламентской Ассамблеи Совета Европы.

2. “Правовая инициатива по России” (голландская НКО с офисами в России) представляет к 15 октября 2010 г. заявителей по 93 делам из 151 дела, в отношении которых к настоящему моменту вынесены постановления о серьезных нарушениях Европейской конвенции по правам человека (Конвенция) на Северном Кавказе. В этом заявлении сообщается о последних действиях, предпринятых на национальном уровне по делам, перечисленным далее.

(i) Хадисов и Цечоев против России (№ 21519/02), постановление от 5 февраля 2009 г. вступило в силу 5 мая 2009 г.;

(ii) Расаев и Чанкаева против России (№ 38003/03), постановление от 2 октября 2008 г. вступило в силу 6 апреля 2009 г.;

(iii) Исигова и другие против России (№ 6844/02), постановление от 26 июня 2008г. вступило в силу 1 декабря 2008 г.

3. В настоящем заявлении изложены предварительные результаты наших усилий по ликвидации процедурных недостатков внутригосударственных расследований, на которые было указано в постановлениях Европейского суда по правам человека (далее - ЕСПЧ или Суд) посредством статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК). Российские власти утверждают, что использование этого средства является эффективным в ходе рассмотрения жалоб заявителей на бездействие следственных органов. [1] Как отметил Секретариат, ЕСПЧ в своей прецедентной практике по делам из Чечни, как правило, не требует, чтобы заявители обращались к процедуре по статье 125 УПК, так как было установлено, что в подавляющем большинстве случаев эта процедура имела незначительное влияние на ход расследования, даже в тех случаях, когда она была успешно реализована.[2] Поэтому ЕСПЧ почти всегда признает нарушение Статьи 13 Конвенции в сочетании с нарушениями Статей 2 и 3.

4. В порядке исполнения постановлений ЕСПЧ российские власти заявили по процедуре, предусмотренной статьей 125 УПК, что:

а) жертвы или другие участники судебного разбирательства могут подавать жалобы в местные суды с тем, чтобы оспорить процессуальные действия, недостатки или решения, которые влияют на конституционные права и свободы потерпевших. Судья имеет право оценить законность решения по рассматриваемому вопросу, хотя он уполномочен отменить решения, признанные незаконными; скорее, он поручает следователю исправить любые выявленные нарушения. Если следственные органы не выполняют решения, вынесенные в порядке рассмотрения жалобы по статье 125 УПК, то заявитель может оспорить бездействие, а судья может вынести постановление для обеспечения его исполнения.

б) 10 февраля 2009 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял постановление "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (далее – Постановление Пленума).[3]

5. В целях данного заявления наибольший интерес представляют пункты 8 и 12 указанного Постановления Пленума. Пункт 8, в частности, гласит:

«[...] С учетом того, что жалоба на основании статьи 125 УПК РФ может быть подана в суд, а также одновременно на основании статьи 124 УПК РФ - прокурору или руководителю следственного органа, рекомендовать судьям выяснять, не воспользовался ли заявитель правом, предусмотренным статьей 124 УПК РФ, и не имеется ли решения об удовлетворении такой жалобы.

В случае если по поступившей в суд жалобе будет установлено, что жалоба с теми же доводами уже удовлетворена прокурором либо руководителем следственного органа, то в связи с отсутствием основания для проверки законности и обоснованности действий (бездействия) или решений должностного лица, осуществляющего предварительное расследование, судья выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению, копия которого направляется заявителю. Если указанные обстоятельства установлены в судебном заседании, то производство по жалобе подлежит прекращению… При несогласии заявителя с решением прокурора или руководителя следственного органа, а также при частичном удовлетворении содержащихся в жалобе требований, жалоба, поданная в суд, подлежит рассмотрению в соответствии со статьей 125 УПК РФ [...]».

Пункт 12 предусматривает, в частности:

«[...]При подготовке к рассмотрению жалобы судья истребует по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе материалы, послужившие основанием для решения или действия должностного лица, а также иные данные, необходимые для проверки доводов жалобы. Результаты исследования отражаются в протоколе судебного заседания, копии таких материалов хранятся в производстве по жалобе [...]».[4]

6. В свете доводов, сделанных Государством-ответчиком относительно эффективности использования процедуры по статье 125 УПК для решения вопроса о процессуальных нарушениях по Статьям 2 и 3 Конвенции, адвокаты заявителей по нескольким делам, представляемых «Правовой инициативой по России», подали жалобы по статье 125 УПК в местные суды с требованием предоставить доступ к материалам уголовных дел и устранить недостатки следствия.

7. В то же самое время адвокаты заявителей также подали ходатайства в несколько соответствующих следственных органов, во всех ходатайствах были сформулированы одинаковые требования, целью которых являлись гарантии того, что, при необходимости, относительно недавние ответы из этих органов будут оспорены в суде по процедуре статьи 125 УПК, если жалоба на последнее известное решение будет отклонена судом.

8. В настоящем заявлении мы сообщаем о предварительных результатах этих действий по трем делам, упомянутым выше, представляя как ответы на наши ходатайства, полученные из соответствующих следственных органов, так и решения, вынесенные Грозненским гарнизонным судом в результате рассмотрения жалоб по статье 125 УПК. Дальнейшие материалы по этим и других делам будут представлены Комитету Министров в установленном порядке.

9. Во всех ходатайствах и апелляциях, поданных в органы государственной власти, которые будут рассмотрены в данном заявлении, адвокаты обжаловали последнее известное решение о приостановлении или прекращении следствия, которое вынесли военные следственные органы, хотя - в тот или иной момент - следствием были установлены или личности агентов государства, причастных к преступлению, или подразделение, в котором они проходили службу на момент преступления. Тем не менее, расследования по делам неоднократно приостанавливались в связи с "неустановлением личностей преступников", и сами предполагаемые преступники не были привлечены к разбирательству по делу после того, как была установлена их причастность к преступлению.

10. «Правовая инициатива по России» уже сообщала Комитету Министров о своей коммуникации с властями после вынесения Европейским Судом постановлений по всем трем указанным жалобам.[5] Тем не менее, в разделе А приводится краткая информация о ходе внутренних расследований по каждому случаю.

11. В разделе B представлены краткие описания ходатайств, поданных от имени заявителей как в следственные органы, так и в судебные инстанции, в соответствии с процедурой по Статье 125 УПК РФ. Ответы судов и следственных органов на эти ходатайства детально описаны в разделе B, но заявители изначально хотели бы обратить внимание Комитета Министров на общий результат своих усилий:

В отношении ходатайств, поданных в следственные органы с целью получения доступа к материалам дел и устранения следственных недостатков, выявленных в ЕСПЧ:

· По двум делам власти либо отказались рассмотреть ходатайства, либо проигнорировали запрос адвоката о том, чтобы предпринять конкретные следственные меры или возобновить следствие по уголовному делу. Обращает на себя внимание тот факт, что отказ по одному из дел был мотивирован сроком исковой давности. По другому делу власти проигнорировали основную часть следственных мер, о проведении которых просил адвокат заявителей, но предприняли несколько действий. В двух случаях адвокату было отказано в доступе к материалам дел, по третьему делу - ходатайство о доступе к материалам дела было удовлетворено.

В отношении жалоб, поданных в местные суды по статье 125 УПК:

· Во всех трех случаях суд не рассматривал жалобы заявителей по существу, не смотря на убедительные доказательства, имевшиеся в каждом деле, например, установленные личности преступников. Скорее суды полагались на сомнительное толкование пункта 8 Постановления Пленума Верховного Суда, чтобы отказать в рассмотрении жалобы по процессуальным причинам.

· Во всех трех случаях адвокатам заявителей на стадии досудебной подготовки не было разрешено ознакомиться с соответствующими материалами дела, чтобы подготовиться к слушаниям; в одном случае адвокат получил доступ к материалам дела после рассмотрения жалобы по статье 125 УПК.

12. В разделе C заявители обращают внимание Комитета Министров на обстоятельства, которые в настоящее время подрывают потенциальную эффективность средства защиты, предусмотренного статьей 125 УПК, и которые, если не будут устранены, сделают указанную процедуру бесполезной для заявителей, которые окажутся в аналогичных обстоятельствах.

13. В разделе D заявители также представят свои замечания относительно общего хода расследования на национальном уровне, так как их недавние попытки использовать процедуру, предусмотренную Статьей 125 УПК, проливают свет на то, что указанные в настоящий момент недостатки следствия имеют длящийся системный характер.

14. В разделе E заявители сообщают о том, какие именно действия должны быть предприняты российскими властями для того, чтобы они имели положительное влияние на расследование по их делам.

A. Краткая информация по рассматриваемым делам

(i) Хадисов и Цечоев против России (№21519/02), постановление от 5 февраля 2009 г. вступило в силу 5 мая 2009 г.

15. Саламбек Хадисов и Ислам Цечоев были задержаны 23 сентября 2001 г. в Сунженском районе Республики Ингушетия. Сначала их доставили на военную базу около г. Назрань, Ингушетия. Затем их перевезли на вертолете в Ханкалу - главную военную базу российских федеральных сил в Чечне. Там они находились 5 дней, в течение которых их постоянно допрашивали. Во время допросов их жестоко пытали. Позднее обоих мужчин передали в 6-ое управление по борьбе с организованной преступностью (РУБОП) Старопромысловского района г. Грозного, и, наконец, их освободили 12 октября 2001 г. Под угрозой дальнейших пыток оба мужчины подписали заявления о том, что никто из них не подвергался жестокому обращению во время задержание.

16. Прокуратура Сунженского района в ходе предварительного расследования установила личности офицеров, причастных к задержанию заявителей:

· Магомед Евлоев, сотрудник районного отделения внутренних дел, передал Саламбека и Ислама другому сотруднику РОВД - Исаченко A.M. Это произошло в тот самый день, когда Сунженский районный суд санкционировал административное задержание двух мужчин.

· Исаченко А.М. позднее передал Саламбека и Ислама в центр содержания, когда они были доставлены вертолетом на военную базу в Ханкале, Чечня.

· Исаченко А.М. во время допроса заявил, что 24 сентября 2001 г. он получил приказ от своего командира Золотухина С.М., согласно которому он должен доставить заявителей из Сунженского РОВД на территорию войсковой части, расположенной в г. Назрань. Оказавшись на месте, он передал двух мужчин сотрудникам федеральных сил, которые прибыли из Ханкалы. Исаченко А.М. получил письменное распоряжение о переводе задержанных, которое выдал подполковник Иванеев А.В. Позднее Золотухин С.М. подтвердил эти показания и заявил, что он лично получил приказ из Ханкалы о передаче двух мужчин военнослужащим федеральных сил и что, в свою очередь, он приказал Исаченко А.М. транспортировать Ислама и Саламбека к вертолету.

17. В какой-то момент эти факты, установленные предварительным следствием, были переданы в военную прокуратуру, которая прекратила расследование в связи с отсутствием состава преступления. Отдельное расследование, проводимое прокуратурой Республики Ингушетия, неоднократно приостанавливалось по той же причине.

18. К настоящему времени имеются два отдельных расследования по данному делу: одно проводится Следственным Комитетом Республики Ингушетии, а другое – военной прокуратурой. То, в какой мере пересекаются материалы расследований, проводимых гражданской и военной прокуратурами, остается невыясненным.

(ii) Расаев и Чанкаева против России (№38003/03), постановление от 2 октября 2008 г. выступило в силу 6 апреля 2009 года.

19. 25 декабря 2001 г. российские федеральные силы, в том числе подразделения Министерства обороны, Министерства внутренних дел и Федеральной службы безопасности (ФСБ), провели спецоперацию в селе Чечен-Аул, Чечня. Заявители утверждали, что операция проводилась 352-м отдельным разведывательным батальоном внутренних войск МВД под командованием генерал-майора Н.Богдановского. Во время спецоперации был задержан Рамзан Расаев, которого доставили в фильтрационный пункт на окраине села. Другие жители села Чечен-Аул, задержанные вместе с Рамзаном, сообщили, что видели его там. Рамзан впоследствии исчез.

20. Государство-ответчик подтвердило, что в селе Чечен-Аул с 24 по 26 декабря 2001 г. проводилась спецоперация и что Рамзан Расаев был похищен неизвестными вооруженными людьми в указанное время. Тем не менее, Государство-ответчик заявило, что Рамзан не был доставлен в фильтрационный лагерь и что его имя не значилось в списке задержанных[6].

21. В ходе разбирательства по делу 21 декабря 2005 г. Грозненский районный суд указал на халатность прокуратуры Грозненского района при проведении следствия и поручил возобновить расследование, в том числе допросить пятнадцать свидетелей, которые были перечислены в жалобе и которые видели Рамзана Расаева в фильтрационном лагере. Суд также удовлетворил требование заявителей о том, чтобы сделать копии материалов дела. В дальнейшем поручение о допросе свидетелей было оставлено в силе Верховным судом Чеченской Республики в ходе апелляции.

22. Насколько стало известно заявителям, власти никогда не допрашивали ни свидетелей, ни сотрудников подразделения, участвовавших в спецоперации, в том числе генерал-майора Н. Богдановского и военнослужащих, которые доставили Рамзана Расаева в фильтрационный пункт.

(iii) Исигова и другие против России (№ 6844/02), постановление от 26 июня 2008 г. вступило в силу 1 декабря 2008 года.

23. Во время зачистки в г. Серноводск 2 июля 2001 г. российские федеральные силы задержали сотни людей, в том числе Апти Исигова и Зелимхана Умханова. Большинство мужчин были освобождены в тот же вечер, но Апти и Зелимхан исчезли. Европейский Суд признал «ужасающим» провал внутреннего расследования по факту похищения, учитывая то, что личности командира и подчиненных отряда, проводившего спецоперацию, были установлены предварительным следствием[7]. Это были военнослужащие войсковых частей №6783 и №6785 под командованием подполковника Мезенцева и старшего лейтенанта Крошин.

24. Г-н Галямин, допрошенный в качестве свидетеля, показал в ходе следствия, что сотрудники внутренних войск МВД нарушили приказы полковника Березовского и самостоятельно осуществляли задержания людей 2 июля 2001 г. в Серноводске. Г-н Галямин сообщил полковнику Е.Н. Вегерю о задержаниях, но тот проигнорировал информацию. Государство-ответчик сообщило в ЕСПЧ, что Мезенцев умер 16 марта 2003 г., а Крошин ушел в отставку с военной службы и проживал где-то в России. В мае 2003 г. дело было передано в военную прокуратуру, которая 21 марта 2005 г. прекратила расследование в связи с неустановлением виновных после того, как стало ясно, что ни полковник Мезенцев, ни лейтенант Крошин не могут быть привлечены в ответственности за совершение преступления.

Б. Краткое описание ходатайств по делам и ответов на них

(i) Хадисов и Цечоев против России (№21519/02)

25. В апреле-мае 2010 г. адвокат заявителей подал два ходатайства, в которых он просил Следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ по Республике Ингушетия (СУ СК) дать ему разрешение на ознакомление со всеми материалами дела[8], а также, ссылаясь на постановления ЕСПЧ, провести ряд следственных действий[9]. Данный орган власти сообщил адвокату заявителей 7 мая 2010 г., что следствие по названному делу прекращено, так как срок давности для проведения уголовного расследования истек. Таким образом, запрос о проведении следственных действий в соответствии с постановлением ЕСПЧ не был удовлетворен[10]. Что касается доступа к материалам дела, то адвокат заявителей был приглашен для ознакомления с материалами дела в соответствии со статьей 42 УПК[11]. Законные представители заявителей в настоящее время изучают материалы дела. «Правовая инициатива по России» сообщит Комитету Министров о результатах ознакомления в своих дальнейших отчетах.

26. 28 апреля 2010 г. адвокат заявителей в соответствии со статьей 125 УПК подал жалобу в Грозненский гарнизонный суд и оспорил решение об отказе возбудить уголовное дело по факту незаконного задержания и жестокого обращения с заявителями со стороны военнослужащих Министерства обороны. Это решение вынес следователь 505-го военного следственного отдела от 2 октября 2008 г.[12]. 17 мая 2010 г. Грозненский гарнизонный суд уведомил о том, что жалоба по статье 125 УПК принята к рассмотрению[13].

27. 18 мая 2010 г. адвокат заявителя подал ходатайство, в котором он просил суд до назначения даты судебного заседания разрешить ему ознакомиться с материалами дела, находящимися в военных следственных органах (а не гражданских следственных органах республики Ингушетия)[14].

28. 25 мая 2010 г. в ответ на запрос Грозненского гарнизонного суда о представлении в суд материалов дела 505-ый военный следственный отдел сообщил, что представить материалы дела невозможно, так как они были отправлены в Военное следственное управление Следственного комитета РФ по Южному военному округу (ВСУ СК России по ЮВО). Несмотря на специальный запрос адвоката, оказалось, что суд запросил не все материалы дела, а лишь отдельные процессуальные документы, например, копии постановлений следственных органов о приостановлении или возобновлении следствия. Выяснилось, что существует множество подобных постановлений (датируемых 14 мая, 25 мая, 15 июня, 24 июня, 8 августа и 26 августа 2009 г.)[15], о которых заявителя не ставили в известность.

29. 25 мая 2010 г. из ВСУ СК России по ЮВО сообщили Грозненскому гарнизонному суду, что не представлялось возможным представить в суд материалы дела. Также сообщалось, что решение от 2 октября 2008 г., о котором идет речь в рассматриваемой судом жалобе, было признано недействительным 14 мая 2009 г. Кроме того, материалы дела, запрошенные судом, были переданы руководству ВСУ СК России по ЮВО и в военную прокуратуру Объединенной группировки войск (сил), так как они были необходимы для принятия дальнейших процессуальных решений, а именно для отмены постановления от 26 августа 2009 г. об отказе в возбуждении уголовного дела[16]. В результате 505ый военный следственный отдел представил в суд запрашиваемые процессуальные документы вскоре после запроса суда[17]. Однако адвокат заявителя получил доступ к этим документам лишь 1 июля 2010 г., после завершения судебных заседаний[18].

30. 31 мая 2010 г. жалоба заявителя была рассмотрена Грозненским гарнизонным судом, который установил, что 14 мая 2009 г. ВСУ СК России по ЮВО и ОГВ(с) отменили постановление от 2 октября 2008 г. и, ссылаясь на пункт 8 Постановления Пленума, суд прекратил производство по жалобе заявителя[19].

31. 10 июня 2010 г. адвокат заявителя подал кассационную жалобу в Северо-Кавказский окружной военный суд, в которой оспаривал решение от 31 мая 2010 г.[20] Заявитель в своей жалобе утверждал, что пункт 8 Постановления Пленума позволяет не рассматривать жалобу в соответствии со статьей 125 УПК лишь в случае установления судом такого факта, при котором прокурор или ведущий дело следователь уже рассматривали жалобу, идентичную представленной в суд, и если они дали ответ по существу жалобы. Грозненский гарнизонный суд в своем решении опирался на другую интерпретацию данного пункта. Заявитель утверждал, что он не подавал идентичной жалобы ни в какой следственный орган. Соответственно, Грозненский гарнизонный суд не мог использовать тот факт, что обжалуемое решение уже было отменено в качестве основания для прекращения производства по жалобе заявителя, так как у заявителя было право на рассмотрение по существу вопросов, поднятых в жалобе. Военный прокурор войсковой части №20102 представил свои возражения по данным требованиям 19 июня 2010 г.[21]

32. 22 июля 2010 г Северо-Кавказский окружной военный суд оставил в силе решение Грозненского гарнизонного суда. В частности, областной суд установил, что тот факт, что решение от 2 октября 2008 г. было независимым образом отменено главой следственной группы, не повлиял на исход рассмотрения жалобы заявителя в суде. Таким образом, решение о прекращении производства по жалобе было законным[22].

(ii) Расаев и Чанкаева против России (№38003/03)

33. В середине июня 2010 г. адвокат заявителей подал два ходатайства в Отдел по расследованию особо важных дел СУ СК при прокуратуре РФ в ЧР (Отдел СУ СК): в первом ходатайстве он просил о доступе ко всем материалам, касающимся расследования дела[23], а во втором – о проведении всех необходимых следственных действий[24]. Отдел СУ СК направил первое ходатайстве в Военное следственное управление по Северо-Кавказскому военному округу и Объединенной группировки войск (сил) по проведению контртеррористических операций на Северном Кавказе (далее - ВСУ по СКВО и ОГВ(с))[25].

34. 19 июля 2010 г. руководитель ВСУ по СКВО и ОГВ(с) Пехливан Т.Б. отказал в удовлетворении первого ходатайства на том основании, что статья 42 УПК запрещает раскрытие данных по уголовному делу, пока по нему не завершено следствие. В письме Пехливан Т.Б. не разъяснил процессуальный статус дела заявителя на 19 июля 2010 г. и не указал, было ли расследование по делу приостановлено, прекращено или еще проводится[26].

35. 15 июня 2010 г. адвокат заявителей подал жалобу по статье 125 УПК в Грозненский гарнизонный суд[27] и оспорил постановление о приостановлении расследования от 9 декабря 2009 г, принятое следователем 310-го военного следственного отдела.[28]

36. 29 июля 2010 г. Грозненский гарнизонный суд постановил, что 21 июля 2010 г. ВСУ по СКВО и ОГВ(с) отменил оспариваемое постановление о приостановлении следствия от 9 декабря 2009 г. и, опираясь на пункт 8 Постановления Пленума, прекратил производство по жалобе заявителя в виду отсутствия предмета спора. Суд, однако, удовлетворил запрос адвоката заявителя об ознакомлении с материалами дела[29]. Адвокат заявителя сообщит Комитету Министров о результатах ознакомления с делом в своих дальнейших отчетах.

37. Вслед за вышеупомянутым постановлением Грозненского гарнизонного суда ВСУ по СКВО и ОГВ(с) предпринял ряд следственных действий, о которых просил адвокат в ходатайстве, поданном в июне 2010 г.[30] Так, ВСУ по СКВО и ОГВ(с) допросил заявителя и шестерых свидетелей (из 15 свидетелей, первоначально указанных адвокатом), которые содержались вместе с Рамзаном Расаевом на фильтрационном пункте после его ареста. По информации, имеющейся у ВСУ по СКВО и ОГВ(с), по меньшей мере, два свидетеля из названных умерли в 2010 г. ВСУ по СКВО и ОГВ(с) также затребовал документы из архива Министерства обороны и УФСИН, а также подал ряд запросов в несколько государственных органов, которые участвовали в планировании или проведении операции в селе Чечен-Аул в декабре 2001 г. Министерство обороны и УФСИН в ответ на запросы заявили, что в настоящее время в их архивах не имеется документов, относящихся к операции в селе Чечен-Аул. «Правовая инициатива по России» не знает о поступлении ответов из других государственных органов, куда посылались запросы из ВСУ по СКВО и ОГВ(с)[31].

38. 19 августа 2010 г. расследование по делу заявителя было снова приостановлено в связи с неустановлением лиц, причастных к совершению преступления[32].

(iii) Исигова и другие против России (№6844/02)

39. 6 мая 2010 г. адвокат заявителя, ссылаясь на постановление ЕСПЧ и тот факт, что заявителю не был обеспечен необходимый доступ к материалам дела, в своем ходатайстве в СУ СК при прокуратуре РФ по ЧР (СУ СК по ЧР) запросил доступ ко всем материалам дела[33]. Адвокат также обратился в СУ СК по ЧР с требованием провести ряд следственных действий с целью исправления ошибок и недостатков следствия, на которые было указано Европейским судом[34]. 17 мая 2010 г. из указанного управления сообщили адвокату заявителя, что одно из ходатайств, поданных 6 мая 2010 г. – не было уточнено, какое именно – было направлено в Отдел расследования особо важных дел СУ СК при прокуратуре РФ по ЧР (Отдел СУ СК)[35]. С тех пор адвокат заявителя не получал никакой дополнительной информации о результатах рассмотрения своих ходатайств следственными органами.

40. 6 мая 2010 г. адвокат заявителя подал жалобу по статье 125 УПК в Грозненский гарнизонный военный суд, в которой он обжаловал постановление от 21 марта 2005 г., принятое следователем военной прокуратуры войсковой части № 20102 о прекращении уголовного дела в отношении Мезенцева В.В., Крошина А.Г. и других военнослужащих, принимавших участие в спецоперации 2 июля 2001 г., после которой пропали без вести родственники заявителей[36].

41. 14 мая 2010 г. Грозненский гарнизонный суд сообщил, что он принял к рассмотрению жалобу заявителей[37]. 8 июня 2010 г. адвокат заявителей подал ходатайство в суд о разрешении ознакомиться с материалами дела при подготовке к судебным слушаниям[38]. Впоследствии слушания были отложены на значительное время. В течение более чем тридцати дней после получения судом жалобы слушания по ней так и не были проведены, и председатель суда разъяснил адвокату заявителя, что слушания откладывались по той причине, что следственные органы отказывались представить суду необходимые материалы дела.

42. 15 июня 2010 г. адвокат заявителей подал жалобу на председателя суда в суд высшей инстанции[39]. По закону, судья обязан рассмотреть подобную жалобу в течение пяти дней о времени ее поступлении[40]. Адвокат заявителей в своей жалобе, в частности, утверждал, что своим промедлением суд создает затруднения доступу граждан к правосудию, так как снисходительность судьи по отношению к поведению следственных органов, чинивших препятствия сбору информации, помешала заявителям воспользоваться средством защиты своих прав, гарантированным статьей 125 УПК.

43. 7 июля 2010 г. Грозненский гарнизонный суд направил запрос в СУ СК о предоставлении материалов дела №59114[41]. Адвокат заявителей не был проинформирован о количестве материалов, которые в итоге были представлены суду. Так или иначе, он не получил возможность ознакомиться с материалами дела до судебного слушания, хотя материалы дела очевидно были в распоряжении суда во время слушаний.

44. 20 июля 2010 г. жалоба заявителей была рассмотрена в Грозненском гарнизонном суде. Адвокат подал ходатайство о доступе к материалам дела, представленным в суд следственными органами. Суд не удовлетворил это ходатайство. После решения суда, согласно которому постановление прокуратуры войсковой части №20102 от 21 марта 2005 г. было отменено в 2009 г., адвокат заявителя отозвал свое ходатайство[42] с целью позднее оспорить более новое решение следственных органов. «Правовая инициатива по России» сообщит Комитету Министров о развитии событий по данному делу в своих дальнейших отчетах.

С. Выводы заявителей

1. Краткое изложение ответов властей на ходатайства заявителей

а) Ответы следственных органов на ходатайства, поданные адвокатами заявителей с целью получения доступа к материалам дел и устранения следственных недостатков

45. По двум делам власти отказались рассмотреть или проигнорировали ходатайства о проведении конкретных следственных действий по устранению недостатков, выявленных Европейским Судом.[43] В деле Расаев и Чанкаева власти допросили только 6 из 15 свидетелей, которые видели родственника заявителей в фильтрационном лагере после его ареста, и не допросили никого из сотрудников, проводивших спецоперацию в рассматриваемое время, даже военнослужащих, которые проводили оперативные действия в фильтрационном лагере, куда был доставлен пропавший без вести родственник заявителей. Властям также не удалось установить подразделение, которому принадлежали транспортные средства, использовавшиеся в ходе задержания родственника заявителей.[44]

46. По делам Исигова, а также Расаев и Чанкаева власти отказались удовлетворить ходатайства заявителей о доступе к материалам уголовных дел или оставили эти ходатайства без внимания.[45]

47. Заявители по делу Хадисов и Цечоев получили доступ к материалам дела, проводимого гражданской прокуратурой.[46] «Правовая инициатива по России» сообщит Секретариату о дальнейших результатах в своих дополнительных замечаниях.

б) Результаты рассмотрения жалоб заявителей по статье 125 УПК

48. В делах Хадисов и Цечоев, а также Расаев и Чанкаева местные суды отклонили жалобы заявителей на том основании, что расследования по делам уже были возобновлены, и сослались на пункт 8 Постановления Пленума. В отношении дела Расаева и Чанкаевой следует отметить, что суд отклонил жалобу заявителей по статье 125 УПК, хотя она была подана до того, как следственные органы вынесли решение о возобновлении расследования, на которое суд сослался в качестве основания для отклонения жалобы.[47] В деле Исигова адвокат заявителя решил отозвать жалобу по статье 125 УПК в связи с тем, что обжалуемое постановление было отменено следственными органами,[48] и перенес процедуру обжалования последнего постановления следственных органов на более позднее время.

49. Во всех трех случаях суд не удовлетворил запросы, которые адвокаты заявителей подали с целью ознакомления с материалами дела в рамках подготовки к слушаниям по процедуре статьи 125 УПК, ссылаясь на пункт 12 Постановления Пленума. Только заявители по делу Расаев и Чанкаева получили доступ к материалам дела после рассмотрения их жалобы по статье 125 УПК. Кроме того, в деле Хадисов и Цечоев, несмотря на запросы адвоката о представлении доступа к материалам дела, военный суд удовлетворил запрос на ознакомление лишь с незначительной частью материалов дела, а именно с постановлениями о возобновлении и приостановлении уголовных дел. И, тем не менее, адвокаты заявителей получили доступ к этим немногим документам только после слушаний в порядке, предусмотренном статьей 125 УПК.

2. Замечания заявителей по вопросу эффективности статьи 125 УПК в связи с нарушениями Статей 2 и 3 Европейской Конвенции

50. В связи с представленным выше обзором заявители имеют серьезные замечания по поводу практической эффективности процедуры по статье 125 УПК для устранения недостатков следствия по их делам. Они утверждают, что их попытки реализовать право на исправление следственных ошибок при помощи статьи 125 УПК были неудачны, и, более того, они столкнулись с нежеланием судов рассматривать их жалобы по существу, что, как минимум, необходимо для исправления недостатков следствия.

51. Если рассматривать процедуру по Статье 125 УПК в качестве практического средства правовой защиты от незаконных решений следственных органов, то заявители хотели бы обратить внимание Комитета Министров на то, что в настоящее время ряд конкретных проблем угрожает подорвать – частично или полностью - потенциальную эффективность этого средства защиты:

1. Наиболее распространенная интерпретация пункта 8 Постановления Пленума является основанием, по которому суды прекращают производство по жалобам заявителей, что и делает потенциальное средство правовой защиты принципиально недоступным. Пока не будет доказано, что эта интерпретация неверна, то, по всей вероятности, она будет препятствовать эффективности статьи 125 УПК как средства правовой защиты от следственных ошибок, выявленных Европейским Судом.

2. Суды по-прежнему не желают или не в состоянии раскрыть материалы уголовных дел для их предварительного изучения в порядке, предусмотренном статьей 125 УПК. Это подрывает способность адвоката надлежащим образом подготовить свои аргументы, и, более того, это делает его беспомощным перед лицом обструктивного поведения следственных органов.

Далее подробно анализируются эти две проблемы и вытекающие из них последствия.

(i) Интерпретация пункта 8 Постановления Пленума местными судами в ходе рассмотрения жалоб по статье 125 УПК

52. Заявители напоминают, что интерпретация судами пункта 8 Постановления Пленума упоминалась выше, и коротко она может быть истолкована следующим образом: если процессуальное решение, обжалуемое заявителями в порядке статьи 125 УПК, было отменено следствием, то суд прекращает дальнейшее рассмотрение жалобы.

53. С другой стороны, заявители утверждают, что в пункте 8 Постановления Пленума указывается, что суд может отклонить жалобу, поданную по статье 125 УПК, только после того, как прокурор или следователь удовлетворили жалобу с аналогичными доводами.

54. В сущности, пункт 8 Постановления Пленума закрепляет право заявителя на то, чтобы подать жалобу в порядке судебного пересмотра. Заявители ссылаются в связи с этим на статью 46 ч.2 Конституции Российской Федерации, которая предусматривает следующее:

«Решения и действия (или бездействие) органами государственной власти, органами местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд».[49]

55. В пункте 8 Постановления Пленума также содержатся рекомендации относительно случаев юрисдикционного конфликта, когда заявитель подал идентичные жалобы как по статье 124 УПК (прокурору или руководителю следственного отдела), так и по статье 125 УПК (в порядке судебного пересмотра дела).

56. Заявители в связи с этим отмечают, что необходимо избежать ограничительного толкования пункта 8 Постановления Пленума, которое - при условии применения судами - потенциально ограничивает заявителя в его конституционном праве прибегнуть к судебному пересмотру дела. Пленум Верховного суда в своем Постановлении оставляет открытым вариант обжалования решений в суде, даже если заявитель уже успешно использовал рассмотрение этой же жалобы в следственных органах:

«При несогласии заявителя с решением прокурора или руководителя следственного органа, а также при частичном удовлетворении содержащихся в жалобе требований, жалоба, поданная в суд, подлежит рассмотрению в соответствии со статьей 125 УПК РФ (курсив RJI)...»[50]

57. Заявители не пытаются убедить Комитет Министров в правильности своего толкования пункта 8 Постановления Пленума Верховного суда. Тем не менее, они утверждают, что текущее толкование, которое поддержали местные суды и которое осталось в силе в кассационном определении по делу Хадисов и Цечоев[51], создает риск того, что использование процедуры по статье 125 УПК окажется совершенно неэффективным при пересмотре подобных жалоб, если вышестоящий компетентный орган не продемонстрирует, что это толкование является неверным, или не даст соответствующие указания.

58. Заявители также утверждают, что текущее толкование пункта 8 Постановления Пленума, на которое ссылаются суды при рассмотрении указанных дел, практически лишает заявителей права судебного пересмотра решений, принятых государственными органами. Кроме того, заявители отмечают, что они никогда не пытались обжаловать решения следственных органов путем административного обращения в вышестоящий следственный орган, таким образом, они, по сути, были лишены возможности использовать хоть какую-то процедуру обжалования из тех, что гарантированы российским законодательством.

(ii) Влияние текущей интерпретации Постановления Пленума, которая принята местными судами, на порядок исполнения решений ЕСПЧ по делам заявителей

59. В результате отказа местных судов рассмотреть по существу жалобы заявителей, поданные по статье 125 УПК, ошибки следствия, выявленные Европейским судом, не были приняты во внимание ни местными судами, ни следственными органами. По каждому делу следственные органы вновь возобновили следствие по уголовным делам без анализа и необходимого учета недостатков, на которые ЕСПЧ указал в первую очередь. Например, заявители по делу Исиговой, а также Хадисов и Цечоев указали, что в постановлениях о возобновлении расследования (которые стали основанием для прекращения судопроизводства по жалобам в порядке статьи 125 УПК) не приводятся никакие конкретные недочеты, выявленные Европейским судом и подвергнутые критике в постановлениях по этим делам.[52] Заявители по делу Расаев и Чанкаева отмечают, что хотя руководитель ВСУ СКВО и ОГВ(с) в постановлении о возобновлении расследования указал, что"...в ходе предварительного расследование аргументы Европейского суда по правам человека ... не были учтены, не были исправлены недочеты и не были приняты адекватные меры, которые бы привели к установлению местонахождение г-на Расаева". В тексте постановления не было даже цитат, указывавших на конкретные недостатки следствия, которые ЕСПЧ осудил в пунктах 72-74 своего постановления. Без дальнейшего анализа этих ошибок и недостатков, вряд ли можно надеяться на продолжение расследования.

60. Последствия интерпретации Постановления Пленума следует понимать, по мнению заявителей, в более широком контексте общей практики следственных органов по подобным делам. В контексте общей практики, как утверждают заявители, повторное возобновление следствия по их делам не означает того, что расследование станет более эффективным. Скорее всего, расследование вновь будет приостановлено через несколько месяцев, учитывая известную практику по другим делам из Северного Кавказа, где ЕСПЧ установил ответственность федеральные сил или служб безопасности за серьезные нарушения Конвенции. Как заявители уже отметили ранее, эта модель повторного возобновления следствия неизбежно затягивает процесс, независимо от силы имеющихся доказательств, и эта модель сохраняется даже после того, как ЕСПЧ вынес свое решение.[53] Наконец, причиной цикличности приостановления и возобновления следствия является еще и то, что таким образом дело скрывается от общественного контроля.[54]

61. Заявители утверждают, что любые будущие попытки обжаловать дальнейшие постановления о приостановлении расследования в порядке статьи 125 УПК, вероятно, будут рассматриваться местными судами аналогичным образом, и, следовательно, статья 125 УПК вряд ли обеспечит восстановление прав заявителей. В связи с этим заявители ссылаются на постановление суда по жалобе, поданной в порядке статьи 125 УПК по делу Расаев и Чанкаева, которое, по их мнению, является примером бесполезности обращения к судебному пересмотру в подобных случаях. Заявители по делу Расаев и Чанкаева напоминают, что хотя их жалоба была подана за 36 дней до того, как следственные органы вынесли постановление о возобновлении производства по делу, местный суд отказался рассматривать их жалобу по существу. Позднее, как отмечалось выше, расследование в скором времени было вновь приостановлено теми же следственными органами в связи с неустановлением личностей преступников.[55]

62. Если текущее толкование Постановления Пленума имеет преобладающее значение и если практика суда, описанная в связи с делом Расаев и Чанкаева, продолжает применяться, то процедура по статье 125 УПК, которая апеллирует к последнему известному постановлению о приостановлении или отказу в возбуждении уголовного дела, будет стоять минимальный шанс на рассмотрение дела по существу, а следственные органы могут в любое время заявить о том, что обжалуемое постановление уже отменено или исправлено. Кроме того, учитывая отсутствие общественного контроля над действиями следственных органов, постановления о возобновлении и приостановлении могут приниматься с той целью, чтобы избежать рассмотрения дела по существу, что означает в целом нарушение процессуальных прав заявителя как потерпевших по делу. Действительно, заявители по каждому из указанных дел, не были информированы о последних решениях, согласно которым расследования были вновь возобновлены, что подчеркивает постоянное отсутствие надлежащего соблюдения прав заявителей как потерпевших по соответствующим делам.

(iii) Ответ суда на запросы адвокатов о представлении материалов дел для изучения в ходе подготовки к слушаниям по жалобе в порядке статьи 125 УПК

63. Адвокат заявителей по делам Исигова и Хадисов и Цечоев подал запросы о представлении материалов дел для подготовки к слушаниям в соответствии с пунктом 12 Постановления Пленума.[56] Предположительно, суд направил эти запросы в следственные органы, ссылаясь на ходатайства адвоката, но материалы уголовных дел так и не были предоставлены адвокату.[57] Неспособность изучить материалы дела до начала слушаний повлияла на то, что адвокат заявителей не мог должным образом подготовить свои аргументы.

64. Запросы о раскрытие материалов дел непосредственно в ходе слушаний по жалобе в порядке статьи 125УПК не были удовлетворены по делам Исигова и Хадисов и Цечоев. По мнению заявителей, эти отказы имели место, потому что суды продолжают потворствовать обструктивному поведению следственных органов.[58] Независимо от того, имели ли следственные органы исключительное право не представлять суду материалы дела, заявители считают, что отказы этих властей были лживыми и не имели никаких оправданий. Если власти последовательно отказываются раскрыть материалы дела вопреки положениям Постановления Пленума Верховного суда (пункт 12) или если доводы, касающиеся отказа раскрыть требуемые документы, всегда будут признаваться судами, то это полностью блокирует потенциальную эффективность всей процедуры в подобных случаях.

(iv) Неспособность местных судов требовать от следственных органов проведения конкретных действий в порядке статьи 125 УПК

65. Заявители по делу Расаев и Чанкаева приветствовали постановление местного суда о представлении им доступа к материалам дела в ходе рассмотрения жалобы по статье 125 УПК.

66. С другой стороны, решение этого суда о представлении доступа к материалам дела, к сожалению, является исключением из правил. В остальных делах, о которых говорится в данном обращении, заявители не получили доступ к материалам дела в ходе рассмотрения жалобы по статье 125 УПК жалоб, потому что, по их мнению, суды, как правило, не могут потребовать, чтобы следственные органы провели какие-либо конкретные действия по делу. Так, в ходе слушаний по жалобе Хадисов и Цечоев суд в связи с отказом в представлении материалов дела, указал, что он "не имеет полномочий, чтобы давать поручения следственным органам..."[59]

67. Таким образом, доступ к материалам дела вряд ли будет получен в порядке рассмотрения жалобы по статье 125 УПК. Как было отмечено в предыдущем разделе, доступ к документам не был представлен и путем досудебного запроса самого суда, который ссылался на пункт 12 Постановления Пленума. В целом это означает, что вся процедура по статье 125 УПК не может рассматриваться как эффективное средство защиты, так как она не гарантирует доступ к материалам дела.

(iv) Взаимодействие суда со следственными органами

68. Заявители напоминают о своих опасениях в связи с тем, что суды в целом оказались беспомощными в ситуации, когда органы следствия отказывают им в обеспечении соответствующих материалов дел, о чем говорилось в предыдущем разделе.

69. Кроме того, заявители по делу Хадисов и Цечоев выражают обеспокоенность тем, что суд в их случае запросил только постановления о возобновлении и приостановлении расследования, и, по мнению заявителей, это указывает на тенденцию, при которой суды избегают разбирательства дела по существу. Аргументы заявителей не могут быть рассмотрены по существу без дополнительного изучения необходимых документов из материалов дела.

70. Заявители по делу Расаев и Чанкаева еще раз указывают на аргументы, приведенные выше и касающиеся последствий текущего толкования Постановления Пленума в более широком контексте, т.е. с учетом модели поведения следственных органов в таких случаях.[60] Они в очередной раз напоминают Комитету Министров, что суд отказал в рассмотрении их жалобы по статье 125 УПК, так как обжалуемое постановление впоследствии было отменено следственными органами. Заявители обращают внимание на особые характеристики своих дел и множество аналогичных случаев по делам из Чечни, где следственные органы постоянно возобновляют и вновь приостанавливают дела. В связи с этим заявители утверждают, что текущий подход местных судов к процедуре по статье 125 УПК представляет собой неочевидное санкционирование подобной тактики следственных органов.

71. Поэтому, если суды будут продолжать использовать решения следственных органов в качестве довода для прекращения судопроизводства по жалобе, то лишь небольшая часть жалоб сможет дойти до суда.

D. Дополнительные замечания о ходе следствия в связи с жалобой по статье 125 УПК

72. Заявители по делу Хадисов и Цечоев хотел бы обратить пристальное внимание Комитета Министров на ответ, который был дан Следственным управлением Республики Ингушетии на ходатайство адвоката и в котором власти утверждали, что уголовное расследование по данному случаю прекращено с учетом срока исковой давности.[61]

73. Заявители утверждают, что было бы ошибкой применять этот довод к прекращению расследования, проводимого в отношении лиц которые пострадали от пыток во время в заключения. В дополнение к обязательству Государства-ответчика расследовать заявления о применении пыток, которое следует из постановления ЕСПЧ, на России также лежит ответственность за акты пыток в рамках Международной Конвенции против пыток, а также в соответствии с обычным международным правом и, возможно, в рамках Международного гуманитарного закона, учитывая, что заявители были подвергнуты пыткам во время вооруженного конфликта.

74. Некоторые положения российского законодательства указывают на прямое использование требований международных соглашений, в том числе Федеральный закон от 15 июля 1995 г. «О международных договорах Российской Федерации» и постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». Кроме того, статья 15 Конституции Российской Федерации признает «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы» и устанавливает превосходство международного права над внутренним.

75. Применение срока давности к расследованиям актов пыток не совместимо с обязательствами России как участницы Конвенции ООН против пыток. Комитет ООН против пыток указал, что "с учетом тяжкого характера актов пыток установлено нераспространение сроков исковой давности на акты пыток".[62]

76. В контексте внутреннего вооруженного конфликта акт пыток является военным преступлением.[63] Россия является участником Международной конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности. Обычное международное право и практика международных трибуналов не допускает применение сроков давности к "международным преступлениям", таким как военные преступления и преступления против человечности.[64]

77. Заявители просят Комитет прояснить позицию российских властей в отношении уголовного преследования в их случае.

78. Заявители Хадисов и Цечоев также хотели бы обратить внимание Комитета на то, что только посредством процедуры, предусмотренной Статьей 125 УПК, их уведомили о процессуальных решениях, принятых следственными органами в течение 2009 года.[65] Заявители озабочены тем, что их не уведомили об этих решениях своевременно. В то же время, заявители обращают внимание Комитета Министров на характер этих решений: возобновление и приостановление расследования, а также на то, что в течение четырех месяцев было принято шесть подобных решений. По мнению заявителей, столь большое количество подобных решений в течение короткого промежутка времени является вопиющим примером неоднократного циклического возобновления и приостановления расследования по уголовным делам в отсутствие значительного прогресса в расследовании. Этот цикл, длящийся больше года после вступления в силу постановления ЕСПЧ, является тревожным сигналом и указывает на нежелание властей проводить эффективное расследование. В связи с этим заявители ссылаются на последней Меморандум по имплементации Россией постановлений ЕСПЧ, где Секретариат отмечает, что «важнейшей причиной для того, чтобы Европейский суд сомневался в эффективности такого средства защиты, как процедура по статье 125 УПК, является отсутствие доступа к материалам дела и скудная информация, которую жертвы получали относительно хода внутригосударственного расследования» (курсив RJI).[66]

79. Заявители утверждают, учитывая их недавний опыт обращения к процедуре по статье 125 УПК, что названное средство защиты сохраняет риск остаться неэффективным по той же причине – ввиду отсутствия доступа к информации о ходе расследования.

80. Заявители Расаев и Чанкаева хотели бы обратить внимание Комитета Министров на другой пример неоднократного цикла процессуальных решений, который проявился в их недавней попытке использовать процедуру по Статье 125 УПК. После того, как производство по их делу было возобновлено 21 июля 2010 г., те же самые следственные органы в скором времени приостановили расследование 19 августа 2010 года, т.е. спустя менее чем через месяц после возобновления производства по делу. Кроме того, как заявители указали выше, власти не принимают необходимые меры для расследования, чтобы оно могло быть квалифицировано как эффективное, а лишь формально заявляют перед судом о возобновлении производства по делу, которое на самом деле не проводилось.

81. В условиях продолжающейся практики, при которой следственные органы систематически и неоднократного принимают решения о возобновлении и приостановлении, а также в связи с очевидным нежеланием местных судов удовлетворить требования заявителей и рассмотреть жалобы по существу, заявители считают необходимым учесть выводы Европейского суда по многим делам из Чечни, где ЕСПЧ четко указал, что суть процедуры по статье 125 УПК должна заключаться в том, чтобы «данное средство правовой защиты могло бы обеспечить восстановлению справедливости в ситуации заявителей – иными словами, что оно исправило бы недостатки следствия и привело бы к установлению и наказанию лиц, виновных в смерти родственников заявителей».[67]

82. Далее заявители во всем трем делам утверждают, что, учитывая их недавний опыт, процедура по статье 125 УПК остается под влиянием тех же самых проблем, которые привели ЕСПЧ к выводу о признании указанного средства защиты неэффективным в большинстве дел из Чечни, в том числе:

а) Суд обязан рассмотреть жалобу в течение 5 дней с момента получения, но на самом деле этот лимит чаще всего судами не соблюдается. Как заметили заявители в своем недавнем опыте, описанном в данном заявлении, эта проблема влечет за собой высокую вероятность того, что процессуальный статус обжалуемого постановления будет изменен ко времени слушаний по делу в суде, учитывая частоту, с которой дела возобновляются и приостанавливаются следствием.

b). Статья 125 предусматривает, что в жалобе могут быть оспорены действие (действия) или бездействие (бездействия или халатность) дознавателя, следователя или прокурора. Для этого необходимо, чтобы заявитель был информирован о ходе следствия. Хотя УПК предусматривает право потерпевшей стороны в ходе разбирательства быть информированной о некоторых действиях по уголовному расследованию (в соответствии со Статьей 42 УПК), заявители по делам из Северного Кавказа получали избранную часть информации или вообще не были осведомлены о ходе уголовного расследования. В целом у заявителей были жесткие ограничения в правах на доступ с материалами дела. Поэтому они не могут эффективно пользоваться правом судебного пересмотра дел по статье 125, так как они не знают о том, какие именно действия предприняли дознаватель, следователь или прокурор или, наоборот, не предприняли.[68]

с). Эффективность механизма обжалования по статье 125 УПК подрывается, кроме того, тем, что суды не имеют полномочий поручить следствию проведение конкретных действий.[69]

83. Заявители также ссылаются на недавнее заявление Секретариата о том, что «конечной целью средства защиты, предусмотренного статьей 125 УПК, должно быть устранение недостатков расследования, проводимого на национальном уровне" (курсив RJI)."[70] Очевидно, что эта цель остается иллюзорной, учитывая текущее толкование Постановления Пленума, которое принято местными судами, а также - в более широком контексте – в виду продолжающейся практики с постоянным приостановлением и возобновлением расследования по делу в отсутствии значимых результатов.

Е. Меры, которые должны быть предприняты российскими властями, чтобы повлиять на расследование по делам в заявителей

84. Заявители по всем трем делам, указанным в данном заявлении, настаивают на том, что в их случаях не было проведено эффективное расследование, несмотря на убедительные доказательства, имевшиеся в распоряжении следственных органов и судов.

85. Заявители утверждают, что для исправления недостатков национально расследования власти обязаны предпринять все необходимые меры, в том числе следственные мероприятия, о которых заявители просили в своих ходатайствах и жалобах по статье 125 УПК, содержание которых подробно описано в Приложении №2.[71]

86. Далее заявители представляют краткий обзор требований по каждому отдельному случаю.

(i) Хадисов и Цечоев против России (№ 21519/02)

87. Установить все подразделения федеральных сил и служб безопасности, которые были причастны к аресту, задержанию, допросу и жестокому обращению в отношении заявителей во время его задержания с 24 сентября по 12 октября 2001 г. на военной базе в Ханкале, и установить всех сотрудников мобильного отряда, которые имели отношение к транспортировке заявителя в Ханкалу, в частности, начальника следственного отдела мобильного отряда, которому были переданы заявители для сопровождения в Ханкалу.[72]

88. Установить, проводили ли власти допрос подполковника А. В. Иванеева после того, как постановление ЕСПЧ вступило в силу, учитывая, что в решении от 26 сентября 2005 г. первый заместитель прокурора Ингушетии поручал провести допрос подполковника А. В. Иванеева, который дал письменное распоряжение доставить заявителей в место содержания. Однако никакая информация не была представлена суду в отношении каких-либо усилий для проведения допроса А. В. Иванеева или его подчиненных.[73]

89. Установить, какому подразделению федеральных сил принадлежал вертолет, на котором заявители были доставлены на военную базу в Ханкалу с территории военной базы 99-ой дивизии, располагавшейся около г.Назрань.[74]

(ii) Расаев и Чанкаева против Россия (№ 38003/03)

90. Подтвердить, был ли допрошен следствием генерал-майор Н. Барановский, под командованием которого находился 352-ой специальный разведывательный батальон внутренних войск, участвовавший в спецоперации 25 декабря 2001 г. в селе Чечен-Аул. Если нет, то допросить его.[75]

91. Подтвердить, были ли допрошены следствием командиры подразделений Министерства обороны и Федеральной службы безопасности (ФСБ), которые, согласно информации, представленной Государством-ответчиком, принимали участие в спецоперации 25 декабря 2001 г. Если нет, т допросить их.[76]

92. Подтвердить или опровергнуть информацию об исполнении властями решения Верховного суда Чеченской Республики, где следствию было поручено допросить пятнадцать свидетелей – жителей села Чечен-Аул, имена которых были названы заявителями и которые содержались в фильтрационном пункте вместе с Рамзаном Расаевым. Если нет, то допросить их.[77]

(iii) Исигова и другие против России (№ 6844/02)

93. Обеспечить участие в расследовании и допросить командиров подразделений, которые проводили «зачистку», в ходе которой исчезли родственники заявителей (полковников А.В. Березовского и E.Н. Вегеря).[78]

94. Учитывая показания И. К. Галямина, который информировал полковника Е. Н. Вегеря о незаконных арестах, проводимых сотрудниками Министерства внутренних войск, и то, что полковник Е. Н. Вегерь проигнорировал эту информацию, установить, был ли когда-либо допрошен следователями полковник Вегерь в связи с показаниями Галямина.[79]

95. Установить местонахождение и допросить А.Г.Крошина, командира войсковой части №.6785, чьи военнослужащие арестовали родственников заявителей в ходе «зачистки».[80]

96. Установить обстоятельства, при которых задержанные были доставлены в Ачхой-Мартановский ВОВД, и допросить должностных лиц, которые работали в то время в Ачхой-Мартановском ВОВД. В частности, установить то, каким образом в список погибших были включены имена задержанных Ачхой-Мартановского ВОВД 3 июля 2001 года.[81]

Москва, ноябрь 2010



[1] См. (на англ.яз.) Информационные документы Комитета Министров, CM/Inf/DH (2010) 26 of 27 May 2010: https://wcd.coe.int/ViewDoc.jsp?Ref=CM/Inf/DH%282010%2926&Language=lanEnglish&Ver=original&Site=CM&BackColorInternet=DBDCF2&BackColorIntranet=FDC864&BackColorLogged=FDC864, пункты 57- 60.

[2] Там же, пункт 74.

[3] См. текст Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 г. N 1 г. Москва "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации" http://www.rg.ru/2009/02/18/zhaloby-dok.html

[4] Там же.

[5] См. Коммуникацию представителей заявителей по делам «Группы Хашиева» от 26 мая 2010 г.: https://wcd.coe.int/com.instranet.InstraServlet?command=com.instranet.CmdBlobGet&InstranetImage=1619821&S ecMode=1&DocId=1582768&Usage=2 , и Коммуникацию представителей заявителей по делам «Группы Хашиева» от 25 августа 2010 г. https://wcd.coe.int/com.instranet.InstraServlet?command=com.instranet.CmdBlobGet&InstranetImage=1644958&SecMode=1&DocId=1616786&Usage=2

[6] См. Постановление по делу Расаев и Чанкаева, http://www.srji.org/resources/search/84/ п. 13.

[7] См. Постановление по делу Исигова и другие против России, http://www.srji.org/resources/search/74/ п.107.

[8] См. Приложение, Ходатайство об ознакомлении с материалами дела (Хадисов и Цечоев против России).

[9] См. Приложение, Ходатайство о проведении следственных действий (Хадисов и Цечоев против России).

[10] См. Приложение, Письмо СО Республики Ингушетия от 17 мая 2010 г. (Хадисов и Цечоев против России).

[11] См. Приложение, Письмо СО Республики Ингушетия от 17 мая 2010 г. (Хадисов и Цечоев против России).

[12] См. Приложение, Жалоба по ст.125 от 28 апреля 2010 г. (Хадисов и Цечоев против России).

[13] См. Приложение, Письмо Грозненского гарнизонного суда от 17 мая 2010 г. (Хадисов и Цечоев).

[14] См. Приложение, Ходатайство об ознакомлении с материалами дела от 18 мая 2010 г. (Хадисов и Цечоев).

[15] См. Приложение, Письмо Военного Следственного отдела №505 от 25 мая 2010 г. (Хадисов и Цечоев).

[16] См. Приложение, Письмо ВСУ СК России по ЮВО от 26 мая 2010 г. (Хадисов и Цечоев против России).

[17] См. Приложение, Письмо Военного следственного отдела №505 (Хадисов и Цечоев против России).

[18] См., в частности, дату фотографии в правом верхнем углу на первой странице письма Военного следственного Отдела №505 от 26 (или 28) мая 2010 г., которая указывает на то, когда адвокат смог ознакомиться с данным документом.

[19] См. Приложение, Решение Грозненского гарнизонного суда от 31 мая 2010 г. (Хадисов и Цечоев).

[20] См. Приложение, Кассационная жалоба от 20 июня 2010 г. (Хадисов и Цечоев против России),

[21] См. Приложение, Возражения военного прокурора войсковой части №20102 от 19 июня 2010 г. (Хадисов и Цечоев против России).

[22] См. Приложение, Кассационное определение от 22 июля 2010 г. (Хадисов и Цечоев против России).

[23] См. Приложение, Ходатайство об ознакомлении с материалами дела (Расаев и Чанкаева против России).

[24] См. Приложение, Ходатайство о проведение следственных действий (Расаев и Чанкаева против России).

[25] См. Приложение, Письмо из Отдела СУ СК РФ по ЧР в адрес ВСУ по СКВО и ОГВ(с) от 12 июля 2010 г. (Расаев и Чанкаева против России).

[26] См. Приложение, Решение ВСУ по СКВО и ОГВ(с) от 19 июля 2010 г. (Расаев и Чанкаева).

[27] См. Приложение, Жалоба по ст. 125 УПК от 15 июня 2010 г. (Расаев и Чанкаева против России).

[28] См. Приложение, Постановление о возобновлении расследования по делу, вынесенное ВСУ по СКВО и ОГВ(с) от 21 июля 2010 г. (Расаев и Чанкаева против России).

[29] См. Приложение, Постановление Грозненского гарнизонного суда от 29 июля 2010 г. (Расаев и Чанкаева).

[30] См. Приложение, Данные, представленные администрацией села Чечен-Аул от 10 августа 2010 г., подтверждают, что смерть Амхадова Вакхи Ирвановича и Якубова Хамида наступила 30 апреля 2010 г. и 5 июля 2010 г. соответственно (Расаев и Чанкаева против России).

[31] См. Приложение, Письмо ВСУ по СВКО и ОГВ(с) от 19 августа 2010 (Расаев и Чанкаева против России).

[32] Там же.

[33] См. Приложение, Ходатайство об ознакомлении с материалами дела (Исигова и другие против России).

[34] См. Приложение, Ходатайство о проведении следственных действий (Исигова и другие против России).

[35] См. Приложение, Письмо СУ СК по ЧР от 17 мая 2010 г. (Исигова и другие против России).

[36] См. Приложение, Жалоба по Ст.125 УПК от 6 мая 2010 г. (Исигова и другие против России).

[37] См. Приложение, Письмо из Грозненского гарнизонного суда от 14 мая 2010 г. (Исигова и другие).

[38] См. Приложение, Ходатайство об ознакомлении с материалами дела от 8 июня 2010 г. (Исигова и другие)

[39] См. Приложение, Жалоба в Северо-Кавказский окружной суд от 15 июня 2010 г. (Исигова и другие)

[40] См. Приложение, Дополнение к жалобе по ст.125 ч.3 УПК РФ (Исигова и другие против России)

[41] См. Приложение, Письмо Грозненского гарнизонного суда в СУ СК РФ от 7 июля 2010 г. (Исигова и другие против России)

[42] См. Приложение, Протокол судебного заседания от 20 июля 2010 г. (три стр.) и Решение Грозненского гарнизонного суда от 20 июля 2010 г. (одна стр.) - Исигова и другие против России.

[43] См. Выше пункты 25, 39 и пункты 1-10; 13-18 в Приложении №2.

[44] См. пункт 37 выше и п.п. 29-36 в Приложении №2.

[45] См. пункт 39 выше.

[46] См. пункт 25 выше.

[47] См. пункты 30, 32, 35, 36 выше.

[48] См. пункты 35, 36 выше.

[49] Статья 46 упоминается во вступительном параграфе Постановления Пленума от 10 февраля 2009 г.

[50] См. пункт 8 Постановления Пленума Верховного Суда.

[51] См. пункт 32 выше.

[52] См. пункты. 105-109 в постановлении Исигова и другие против России и пункты 117-122 в постановлении Хадисов и Цечоев против России.

[53] См. Коммуникацию представителей заявителей (доступно на англ. яз) DH-DD (2010)384E, supra note 5, пункт 63

[54] См. (среди прочего)постановления по делам Заурбекова и Заурбекова против России (№27183/03), 22 января 2009, пункт 85, и Ненкаев и другие против России (№13737/03), 28 мая 2009, пункт 15, пункт 103.

[55] См. пункт 38 выше.

[56] См. пункт 27 выше.

[57] См. пункты 28, 29 выше.

[58] См. пункты 28, 29 и 41-44 выше.

[59] См. Приложение, Постановление Грозненского гарнизонного суда от 31 мая 2010 г. (Хадисов и Цечоев).

[60] См. выше пункты 60-62

[61] См. пункт 25 выше.

[62] Заключительные замечания Комитета против пыток, Дания, документ Комитета против пыток CAT/C/DNK/CO/5 от 16 июля 2007 г., пункт 11.

[63] См. (на англ. яз.) ICC Statute, Article 8(2)(c)(i) and (ii); ICTR Statute, Article 4(a) and (e); Statute of the Special Court for Sierra Leone, Article 3(a) and (e).

[64] Международный Красный Крест, “Обычное международное гуманитарное право: Правила”, Правило 160. http://www.icrc.org/customary-ihl/eng/docs/v1_rul_rule160.

[65] См. выше п. 68

[66] CM/Inf/DH(2010)26, 27 мая 2010 г., п.68.

[67] См., например, постановления Хациева и другие против России (17 января 2008, п. 150), Хашиев и Акаева против России (24 февраля 2005, п. 165); Читаевы против России (18 января 2007, п. 139-140).

[68] См., например, постановление Хациева и другие против России (17 января 2008, п. 150); Джамбекова и другие против России (решение о приемлемости от 13 марта 2008 г., стр. 16); постановление EЭльсиев и другие против России (12 марта 2009 г., п.166), постановление Ильясова и другие против России (4 декабря 2008 г., пп.77-78).

[69] См. пункты. 65-67 выше.

[70] См. Информационные документы Комитета Министров CM/Inf/DH(2010)26 27 May 2010, supra n. 1, para 70.

[71] См. Приложение №2.

[72] См. пункт 119 постановления ЕСПЧ по делу Хадисов и Цечоев: http://www.srji.org/resources/search/110/

[73] См. пункт 119 постановления ЕСПЧ по делу Хадисов и Цечоев.

[74] См. пункты 26, 76, 88 постановления ЕСПЧ по делу Хадисов и Цечоев.

[75] См. пункт 6 постановления ЕСПЧ по делу Расаев и Чанкаева http://www.srji.org/resources/search/84/

[76] См. пункт 13 постановления ЕСПЧ по делу Расаев и Чанкаева

[77] См. пункт 73 постановления ЕСПЧ по делу Расаев и Чанкаева

[78] См. пункт 52 постановления ЕСПЧ по делу Исигова и другие http://www.srji.org/resources/search/74/

[79] См. пункт 52 постановления ЕСПЧ по делу Исигова и другие против России.

[80] См. пункт 61 постановления ЕСПЧ по делу Исигова и другие против России.

[81] См. пункты 21, 66 постановления ЕСПЧ по делу Исигова и другие против России.


Возврат к списку