12 Марта 2019, Вторник 12 марта 2019 года Европейский Суд опубликовал постановление по десяти делам об исчезновениях во время второй чеченской кампании. Заявители не видели своих пропавших родственников после их безвестных задержаний федеральными властями в 2002-2006 годах. Местонахождение всех задержанных остается неизвестным многие годы.

Заявителей в делах Makhmudova and Others v. Russia (22983/10), Nauzova and Others v. Russia, (52173/11), Mukayevy v. Russia (69462/11), Chalayev and Others v. Russia, (73948/11), Magomadova v. Russia (66877/12) представляли адвокаты Проекта "Правовая инициатива", и этим семьям ЕСПЧ присудил компенсацию морального и материального ущерба в размере 591 124,00 тысяч евро. 

Европейский суд по правам человека признал в постановлении от 12 марта 2019 г., что были нарушены Статья 2 (право на жизнь), Статья 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и Статья 13 (право на эффективные средства правовой защиты) Конвенции в отношении пропавших без вести. ЕСПЧ признал нарушение Статьи 3 Конвенции в отношении заявителей, которые пережили страдания и дистресс по причине исчезновения родных и близких. 

Отец исчезнувшего в 2006 году Рустама Гайсумова при оглашении постановления сказал: "Мой сын был студентом и поехал на три дня в Грозный. Последнее, что он мне сказал по телефону, что будет через три-четыре часа и пропал. Мы искали сына, подали иск в Грозненский районный суд. Но дело продвигалось очень слабо. В итоге мы обратились в “Правовую инициативу”. 

В жалобе о похищении Гайсумова говорится, что 8 ноября 2006 года полиция проводила спецоперацию на площади Дружбы Народов в Грозном. Вооруженные военнослужащие в масках и камуфляжной форме остановили Рустама Гайсумова и Хусейна Эльдерханова для проверки их машины и документов. Свидетели подтвердили, что молодых людей арестовали и увезли после проверки. Прокуратура Заводского района в Грозном провела предварительное расследование происшествия и родным ответили, что мужчины были задержаны «неизвестными сотрудниками чеченских правоохранительных органов» и позднее были освобождены.  Далее расследование приостанавливалось шесть раз. Никакой информации о месте нахождения Рустама Гайсумов и Хусейна Эльдерханова нет до сегодняшнего дня. 

Мать Лемы Магомадова вспоминает: "Его забрали ночью из дома, мы спали. Военные зашли и забрали. Я подавала жалобы, искала своего сына, но ничего не произошло”. 

Следствие установило, что в спецоперации в ночь задержания Лемы Магомадова 2002 года в Грозном участвовали около ста вооруженных людей в камуфляжной форме и масках, которые прибыли на военной технике. Они ворвались в дом, обыскали помещение, избили Лему Магомадова, посадили в БТР и увезли.  В тот же день мать - Анишат Магомадова - сообщила о похищении сына и просила помочь в розыске. Только в прокуратуру мать исчезнувшего обращалась пять раз. Следствие приостанавливалось и возобновлялось без значимых результатов. 

Тамара Махмудова рассказывает: “Я тридцать лет проработала учителем литературы в школе. Мой сын работал на нашей улице. Его похитили вечером. Куда мы только ни обращались! Нам отвечали только отписками. Никто не искал моего ребенка. Если бы сын был виноват, то пусть бы он ответил перед судом. Я не знаю, в чем его обвинили. За что забрали. И не знаю, где он. Его забрали бессрочно? Уже 16 лет прошло, и никому нет дела до моего горя”.  

Похищение сына Тамары - Исмаила Махмудова - произошло вечером 4 января 2003 г. Военные насильно посадили его в УАЗик. В тот же день Тамара Махмудова обратилась в  Гудермесское РОВД, где сотрудник милиции сказал ей, что Исмаила Махмудова отпустили домой. Но дома его не было. Тогда отец Исмаила подал жалобу на похищение в Гудермесский РОВД.  Ему сначала отказали в возбуждении  уголовного дела - якобы «нет никаких оснований полагать, что [Исмаил Махмудов] стал жертвой уголовного преступления». Многие годы до обращения в ЕСПЧ родственники требовали начать расследование и найти Исмаила Махмудова. Как и в других делах об исчезновениях, ЕСПЧ признал нерасследование подобных дел системной проблемой следствия.  

“Европейский Суд увеличил суммы компенсаций семьям жертв насильственного исчезновения в Чечне. Если раньше они получали по 60 тысяч евро компенсации морального вреда (а в первые годы и вовсе по 35 тысяч), то сегодняшним постановлением им присуждено уже по 80 тысяч. Таким образом Суд оценил нежелание российских властей проводить эффективное расследование”, - комментирует постановление адвокат Ольга Гнездилова, сотрудничающий с Проектом “Правовая инициатива”.


<<< Все новости