19 Октября 2021, Вторник

ЕСПЧ опубликовал постановления по делам «Гайсултанова и других против России» (52867/15) и «Татаева и других против России» (51928/15). Интересы заявителей в суде представляли адвокаты проекта «Правовая инициатива». 


Суд признал нарушения статьи 2 Конвенции (право на жизнь) в материальном и процедурном аспекте. Таким образом ЕСПЧ признает, что власти ответственны за нарушение статьи 2 Конвенции, за отсутствие расследования и за страдания родственников.  


Пострадавшим по делу «Гайсултанова и других против России» (52867/15) и по делу «Татаева и других против России» (51928/15) назначена компенсация — 453 300 тысяч евро. 


«ЕСПЧ пришел к выводам о вине государства в смерти и ранении родственников заявителей и нарушении Конвенции в связи с расследованием обстрела мирных жителей», — уточняет Григор Аветисян, адвокат проекта «Правовая инициатива».


Из материалов дела известно, что жители Ачхой-Мартана (Чечня), в начале февраля 2010 года получили письменное разрешение от главы районной администрации на сбор черемши (дикий чеснок, традиционный источник сезонного заработка для местных семей) в лесу, разделяемом двумя районами, возле села Аршты. 


Совместно с односельчанами утром, 11 февраля 2010 года, почти 200 жителей Ачхой-Мартановского района выехали в лес в Ингушетии. Согласно показаниям свидетелей, никаких знаков, предупреждений или другой информации, касающейся спецоперации по борьбе с терроризмом, не было. К середине дня собирающие черемшу услышали стрельбу и начали выбегать из леса,  на опушке леса они увидели автобусы и военную технику с военнослужащими и милицией, которые посадили их в автобусы и приказали оставаться внутри. Из леса смогли выбраться около 150 сборщиков, после военнослужащие открыли огонь по лесу. К вечеру людей доставили в отделение милиции Ингушетии и со всех сняли отпечатки пальцев. После окончания стрельбы, 13 февраля 2010 года, заявители и их родственники обнаружили убитыми четырех сборщиков черемши: Мовсара Татаева, Шамиля Катаева, Рамзана Сусаев и Мовсара Дохаева. Еще один человек: Майр-Али Вахаев считается пропавшим без вести, Адлан Мутаев был ранен во время спецоперации и доставлен в Ачхой-Мартановскую районную больницу, где было установлено, что у него «проникающая осколочная рана левой голени и осколочная рана в левом колене». 


Суд отверг утверждения правительства о том, что применение военными силы было законным и что мирные жители, которые пострадали в результате применения силы, были должным образом предупреждены о ее проведении. Обстоятельства необоснованного применения военными смертельного оружия против мирного населения военными были настолько очевидными, что ЕСПЧ даже не посчитал нужным проанализировать, была ли подготовка к спецоперации проведена таким образом, чтобы избежать потерь среди мирного населения.


ЕСПЧ отметил, что на протяжении многих лет заявители не получали никакой информации об исчезнувшем Маир-Али Вахаеве. Родственники также находятся в неведении относительного того, что происходило с их родственником после его задержания в результате спецоперации 11 февраля 2010 года. В связи с этим ЕСПЧ признал, что родственники исчезнувшего были подвергнуты бесчеловечному обращению, запрещенному статьей 3 Конвенции.


Факты дела второго постановления касаются Усмана Гайсултанова, который был убит 10 марта 2013 года. Известно, что в начале марта 2013 года правоохранительные органы и военнослужащие провели спецоперацию «Барьер-2013» (военные учения) по НВФ (незаконные вооруженные формирования) на границе Ингушетии и Чечни. Жители не были проинформированы о спецоперации и никаких предупреждений о запрете или ограничении доступа в лес сделано не было. Рано утром 10 марта 2013 года, Усман и Майрбек Гайсултановы, совместно с односельчанами из Ачхой-Мартана отправились на грузовике «УРАЛ» в село Бамут Сунженского района Республики Ингушетия на границе с Чечней — собирать черемшу. Заезжая в лес, грузовик проехал через стационарный блокпост. По словам свидетелей, находившихся в лесу в 8:40 утра, начался обстрел из минометов. В общей сложности в этом районе разорвалось около шестидесяти снарядов. 


Усман Гайсултанов был тяжело ранен ему оторвало обе ноги, он был доставлен в больницу в Грозном и скончался там. 


Родственники убитых настаивали на неэффективности расследования убийства. В деле «Татаев и другие» (№ 51928/15) не было предпринято никаких шагов по установлению местонахождения сборщиков черемши, членов НВФ и сотрудников ФСБ во время стрельбы, не была проведена экспертиза оружия из которого были совершены обстрелы мирных жителей. Не были допрошены односельчане и военные принимавшие участии в обстрелах. 


В деле «Гайсултанов и другие» (№ 52867/15) расследование было начато через три месяца после инцидента, при этом указано, что ни осмотр места убийства, ни осмотр тела убитого не был проведен. Не были допрошены военные, которые находились на блокпостах, через которые проезжал грузовик с людьми. Более того, уголовному делу был присвоен статус «секретности», ЕСПЧ не смог получить копию всего содержания уголовного дела.



<<< Все новости