23 Октября 2018, Вторник

23 октября 2018 года ЕСПЧ объединил 20 жалоб из Чечни в два постановления Mezhidova and Others v. Russia (no. 50606/08, 27066/09, 58253/10, 52167/11, 62560/11, 77744/11, 2679/12, 27987/12, 39694/12, and 79940/12) и  Bitsayeva and Others v. Russia (nos. 14196/08, 62409/10, 12868/11, 34290/11, 41877/11, 44311/11, 62172/11, 13843/12, 13909/12,and 32554/12).

Впервые с 2006 года Суд принял окончательные постановления по делам об исчезновениях, и Правительство России не имеет возможности их оспорить. Среди 20 жалоб - 13 положительных постановлений по делам Проекта “Правовая инициатива”. 

40 заявителей Проекта получат компенсации в размере 1 000 250 евро. Еще 534 500 евро получат заявители, которых представляют организации “Матери Чечни”, “Мемориал” и частные адвокаты.

Задержания Разамбека Исиева, Рустама Макаева, братьев Хамзата и Ахъяда Шахидовых, Магомед-Эмина Межидова, Магомеда Исраилова, Салаха и Анзора Яхъяева, Руслана Эдилсултанова, Магомеда Эльджуркаева, Сайхана Исиева, Адама Сагдаева, Ризвана Ойбуева, Мовсара Лимаева и Сулеймана Эльмурзаева - произошли в период с июля 2002 г. по апрель 2005 г. в Чечне. Молодых людей задержали дома или на блокпостах Чечни, затем доставили на фильтрационные пункты или военные комендатуры. Родственникам обещали, что после проверки документов всех освободят, но никто из 15 молодых людей так и не вернулся. 

Родственники исчезнувших не раз обращались к властям и требовали расследования по факту похищения их родных, однако уголовные дела были приостановлены. 

Адвокат Проекта Ольга Гнездилова комментирует: “Суд признал нарушение Статьи 2 Конвенции по существу и в процессуальной части. Так же Суд приравнял страдания, испытываемые родственниками исчезнувших жертв, к нарушению Статьи 3 Конвенции". 

Семья Рустама Макаева рассказала, что мужчина был задержан 1 декабря 2002 года в Урус-Мартане в ходе адресной зачистки. В ЕСПЧ при содействии Проекта "Правовая инициатива" обратились жена и двое детей Рустама, которым сейчас уже 18 и 17 лет. С момента исчезновения Рустама прошло почти 16 лет, и дети помнят своего отца только по рассказам родных. 

Хадишат Муцаева из села Автуры 17 марта 2003 года потеряла двух сыновей - Анзора и Салаха Яхъяевых.  

Магомед Исраилов был задержан в ходе массовой зачистки города Шали 16 августа 2002 года. Свидетели показали, что всех доставили на фильтропункт. Часть задержанных в тот день отпустили, а Магомед - пропал без вести.  Брат пропавшего говорит: “Прошло уже 16 лет с момента исчезновения Магомеда, но я помню как сейчас: военные ворвались в три часа ночи, нас двоих задержали, меня по дороге просто выкинули из БТР, а Магомеда увезли. Куда мы только ни обращались, отвечали нам всегда одно и тоже, мол ищем и не волнуйтесь. О Магомеде нет никакой информации. Жив он или нет, мы не знаем. Никаких зацепок”.

Еще в декабре 2012 года в постановлении Аслаханова Суд рекомендовал для облегчения бремени родственников пропавших установить обстоятельства смертей и местонахождения могил, что не было сделано. За все эти годы были найдены только останки тела Магомед-Эмина Межидова, что произошло спустя 8 лет после задержания. Родственники опознали его по одежде. 

ЕСПЧ подчеркнул в своем постановлении, что в делах, касающихся вооруженных конфликтов, где люди пропали без вести в районах, находящихся под исключительным контролем властей, отсутствие опровержения напрямую связано с причастностью властей к преступлению. И люди, пропавшие при угрожающих жизни обстоятельствах, считаются погибшими, хотя родственники не хотят в это верить.

О похищении Руслана Эдилсултанов вспоминает жена Зарема Чукраева: “Пропал мой муж 13 апреля 2003 года утром около 6 30. Его посадили в военную машину и забрали. После этого - никаких больше вестей. Мы ищем Руслана постоянно. Мы все равно надеемся, что он где-то жив, но если нет, то хочется знать, где его останки и захоронить согласно традициям”.  

Сегодня  ЕСПЧ снова пришел к выводу о неэффективности расследования исчезновений в ходе второй чеченской кампании. Отмечая отсутствие ощутимого прогресса в любом уголовном расследовании похищений родственников заявителей, Суд подчеркнул, что средства правовой защиты, на которые ссылается Правительство России, не действует.

Ключевое постановление ЕСПЧ "Аслаханова и другие" в декабре 2012 года стало 151 жалобой на исчезновения на Северном Кавказе. С тех пор с учетом постановлений от 23 октября 2018 года ЕСПЧ вынес положительные постановления по еще 148 жалобам на исчезновения. Значит на сегодня решены 299 жалоб в пользу родственников пропавших. 

Проект "Правовая инициатива" добился положительных решений в ЕСПЧ по 205 жалобам, касающимся исчезновений и других серьезных правонарушений на Северном Кавказе и других регионах России.   


<<< Все новости