13 Ноября 2018, Вторник

ЕСПЧ направил Правительству России вопросы по жалобе Луизы Тапаевой, поданной 23 мая 2018 г., и указал на нарушения Статьи 8 (право на семью) в связи со Статье 13 Конвенции, а также впервые Суд поднял вопросы по Статье 14 Конвенции (дискриминация по гендерному признаку).

Луиза Тапаева требует вернуть четверых несовершеннолетних детей, которые родились в браке с ее бывшем мужем. Супруг Луизы Тапаевой умер в 2015 году, и отец умершего мужа забрал детей и препятствует общению матери с детьми. 

В 2016 г. Луиза Тапаева обратилась в Урус-Мартановский городской суд, чтобы добиться опеки над собственными детьми, однако суд встал на сторону отца мужа. После многочисленных судебных заседаний Луиза Тапаева обратилась в Верховный суд Чеченской Республики, и в июне 2017 года решением Урус-Мартановского городского суда была место жительства детей было определено с матерью.

Однако, исполнительные действия по передаче детей матери не были выполнены: судебные приставы не проводили никаких исполнительных действий, не объявляли отца мужа в розыск и не привлекали его к судебной ответственности. Все это время Луиза Тапаева не знала, где находятся ее дети. 

6 апреля 2018 года дело направили на пересмотр, и решение было вынесено в пользу свекра. Луиза Тапаева обжаловала это решение и одновременно подала жалобу в ЕСПЧ.

Как и другие жительницы Северного Кавказа, Луиза Тапаева столкнулась с неисполнением судебного решения об определении места жительства ребенка, потому что женщины в регионе находятся в значительно неравном положении по сравнению с мужчинами в вопросе права на семейную жизнь. 

Ранее в подобных делах юристы Проекта "Правовая инициатива" указывали на то, что “в Чечне и Ингушетии вопрос опеки над детьми решается по нормам патрилинейности. Часто только сторона отца имеет право опеки над детьми при разводе родителей. Власти в республиках иногда молчаливо, иногда прямо поддерживают местные обычаи воспитания детей”.

Правительство России на этапе коммуникации жалобы Элиты Магомадовой показало, что потворствует региональной практике”. В пункте 48 постановления Элита Магомадова ЕСПЧ цитирует меморандум Правительства России, которое поддержало дискриминационное решение национального суда, отказавшего женщине в праве опеки над ребенком. Правительство РФ утверждало, что “суды Чеченской Республики придали особое значение происхождению ребенка, его мусульманскому вероисповеданию и традициям чеченского народа. В частности, при определении места жительства ребенка вместе с отцом суд принял во внимание национальные особенности воспитания детей в чеченских семьях, например, тот факт, что при распаде семьи ребенок по общему правилу воспитывается в семье отца”.

В жалобе Луизы Тапаевой в ЕСПЧ юристы Проекта подчеркнули, что “нарушение права на семейную жизнь является не одиночным инцидентом, а систематической проблемой на Северном Кавказе, особенно в нынешней Чечне и Ингушетии ”. 

С 2009 года Проект ведет уже 29 дел об опеке над детьми, и сейчас можно говорить, что адвокаты “Правовой инициативы” постепенно ставят перед ЕСПЧ вопрос о смене фокуса при рассмотрении дел такого характера. 

В апреле 2018 года ЕСПЧ признал нарушения со стороны властей в деле Элита Магомадова против России (77546/14) ЕСПЧ пришел к выводу, что власти не провели тщательного рассмотрения дела об опеке над ребенком. Элите Магомадовой по решению ЕСПЧ присуждена компенсация морального ущерба в размере 15 тысяч евро в связи с нарушением ее права на семейную жизнь.

В мае 2018 года Суд признал нарушения в деле Лейлы Муружуевой (62526/15), где также была признана нарушенной статья 8 конвенции, женщина добивалась почти четыре года возвращения ей детей. “Власти не предприняли в разумные сроки достаточных мер для исполнения решения суда об определении места жительства детей с матерью,” - указано в постановлении ЕСПЧ. За нарушение права на семейную жизнь Лейле присуждена компенсация в размере 12 500 евро. Однако, приставы до сих пор не выполнили указания ЕСПЧ до конца и не вернули женщине ее второго ребенка - дочь”, - поясняет Ольга Гнездилова, адвокат проекта “Правовая инициатива”.

ЕСПЧ в коммуникации по делу Тапаевой (24757/18 ) говорит, что готов рассмотреть вопрос о системности нарушений прав женщин в регионе Северного Кавказа в контексте семейного права, так же как и дискриминационные нормы, которые фактически поддерживаются региональным и федеральным властями.


<<< Все новости