Дата документа: 22/11/2016
Статьи нарушений Конвенции: 3; 2; 5; 13
Страна ответчика: Россия
Тип документа: Постановление
Источник: SRJI
Оригинал документа:  

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО «ОРЦУЕВА И ДРУГИЕ ПРОТИВ РОССИИ»

(Жалобы №. 3340/08 и 24689/10)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ

22 ноября 2016 года

Request for referral to the Grand Chamber pending

В текст постановления могут быть внесены редакторские изменения.


В деле “Орцуева и другие против России”, Европейский суд по правам человека (Третья секция), заседая Палатой в следующем составе:

Luis López Guerra, Председатель,

Helena Jäderblom,

Helen Keller,

Dmitry Dedov,

Branko Lubarda,

Pere Pastor Vilanova,

Georgios A. Serghides, судьи,

и Fatoş Aracı, Deputy Section Registrar, Заместитель Секретаря Секции,

Проведя 3 ноября 2016 г. совещание за закрытыми дверями,

Вынес следующее постановление, принятое в тот же день

ПРОЦЕДУРА

1. Настоящее дело было инициировано двумя жалобами («Орцуева и другие», №3340/08 и «Магомедова и другие», №24689/10), поданными в Суд против Российской Федерации в соответствии со Статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция») сорока девятью гражданами Российской Федерации (далее - «заявители») 28 декабря 2007 г. и 31 марта 2010 г. соответственно.

2. Заявителей в Европейском Суде представляли юристы неправительственной организации SRJI (в сотрудничестве с неправительственной организацией «Правовое содействие – Астрея») и юристы Дагестанской региональной правозащитной общественной организации, ДРПОО «Борец за справедливость». Государство-ответчик Российской Федерации (далее - «Государство-ответчик») представлял Г. Матюшкин, Представитель Российской Федерации в Европейском суде по правам человека.

3. Заявители утверждали, что в результате спецоперации, проведенной в с. Мескер-Юрт, Чечня, с 21 мая по 11 июня 2002 г., семнадцать их родственников были похищены агентами государства и по данному факту не было проведено эффективное расследование.

4. Восьмая заявительница в деле «Орцуева и другие» Зулай Гачаева умерла 15 февраля 2015 г. 25 августа 2015 г. седьмой заявитель Зара Гачаева сообщила в Суд, что она хотела бы исключить свое имя из числа заявителей.

5. 4 марта 2015 г. жалобы были коммуницированы Государству-ответчику.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

6. Заявители приходятся близкими родственниками людей, которые исчезли во время проведения массовой спецоперации (зачистки), проведённой российскими федеральными вооруженными силами в с. Мескер-Юрт с 21 мая по 11 июня 2002 г..

7. Суд уже рассматривал подобные жалобы, в которых другие жители села Мескер-Юрт были похищены российскими военнослужащими в 2002 в следующих постановлениях: Amanat Ilyasova and Others v. Russia, no. 27001/06, от 1 октября 2009 г., касается похищения и последующего исчезновения Мусы Ильясова 11 августа 2002 г.; Ilyasova and Others v. Russia, no. 1895/04, от 4 декабря 2008 г., касается похищения и последующего исчезновения Адама Ильясова 15 ноября 2002 г.; Magamadova and Iskhanova v. Russia, no. 33185/04, от 6 ноября 2008 г., касается похищения и последующего исчезновения Висхаджи Магамадова и Хасхана Межиева 14 ноября 2002 г.; Petimat Magomadova v. Russia, no. 36965/09, 9 января 2014 г., касается похищения и последующего исчезновения Бувайсара Магомадова 27 октября 2002 г.; Aliyeva and Dombayev v. Russia , no.67322/09, от 9 января 2014 г., касается похищения и последующего исчезновения Апти Домбаева 4 ноября 2002 г.; Kosumova and Others v. Russia, no. 27441/07, от 7 июня 2011 г., касается похищения и последующего исчезновения Абдула Касумова 21 ноября 2002 г. и Takhayeva and Others v. Russia, no. 23286/04, от 18 сентября 2008 г., касается похищения и последующего исчезновения Аюба Тахаева 13 ноября 2002 г.

8. Фактические обстоятельства данных жалоб будут коротко представлены далее. Персональные данные относительно заявителей и их пропавших родственников и некоторая ключевая информация изложена далее в таблице (см. Приложение 1).

А. Общая информация, касающаяся двух жалоб

Похищение родственников заявителей

(а) Информация, представленная заявителями

9. Обстоятельства всех похищений похожи друг на друга и могут быть кратко изложены следующим образом. В рассматриваемое время в с. Мескер-Юрт проводился комендантский час. Войска российских федеральных сил установили блокпосты на всех дорогах, ведущих в населенный пункт и из него.

10. Между 21 мая и 11 июня 2002 г. военнослужащие российских федеральных сил провели массовую зачистку в селе Мескер-Юрт. 21 мая 2002 г. они прибыли в село на нескольких бронетранспортерах (БТР) и других военных транспортных средствах, в частности, микроавтобусах УАЗ и грузовиках УРАЛ. Они заблокировали село и установили временный фильтрационный лагерь (далее – «фильтропункт») на окраине. Никому не разрешалось покидать населенный пункт.

11. Военнослужащие, которые говорили на русском языке без акцента, проверяли у жителей документы, удостоверяющие личность. После проверки они увели некоторых жителей, включая родственников заявителей, так как предположительно была необходимость провести дополнительную проверку. Военнослужащие сказали заявителям, что их родственники будут освобождены после паспортного контроля.

12. Большинство родственников заявителей были задержаны с период с 21 мая по 5 июня 2002 г. в собственных домах или местной мечети, где они скрывались, надеясь на то, что это безопасное место. Все жители, задержанные в ходе этой спецоперации, были доставлены в фильтропункт.

13. Заявители приходили к фильтропункту несколько раз и передавали еду своим родственникам через военнослужащих, которые охраняли лагерь.

14. 4 июня 2002 г. тело задержанного в ходе спецоперации Адама Темерсултанова было выброшено из военного автомобиля марки УАЗ на окраине села. Его нашли местные жители. Других шестнадцать задержанных мужчин увезли из фильтропункта в неизвестном направлении. С тех пор у заявителей нет информации о своих пропавших родственниках.

15. В неустановленную дату с 9 и 17 июня 2002 г. войсковая часть, проводившая спецоперацию в с. Мескер-Юрт, покинула место своей дислокации и фильтропункт на окраине села. 17 июня 2002 г. местные жители пришли на место дислокации войсковой части и нашли несколько ям, в которых были взорванные останки человеческих тел.

16. Из документов, представленных сторонами, видно, что, кроме родственников заявителей, многие другие жители с. Мескер-Юрт, в том числе Р. Махтыханов, М. Магомедов и И. Гачаев, были задержаны в ходе спецоперации. Все они, как и родственники заявителей, были задержаны дома или в мечети, доставлены в фильтрационный лагерь. После этого все они пропали без вести.

17. Согласно заявителям, в результате спецоперации были убиты девятнадцать жителей с. Мескер-Юрт и многие другие, включая их родственников, пропали без вести.

(b) Информация, представленная Государством-ответчиком

18. Государство-ответчик не представило свою версию событий и не оспаривало обстоятельства похищений, как они были представлены заявителями.

19. Согласно Государству-ответчику, из официального расследования по данному делу следует, что во время паспортного контроля 27 мая 2002 г. российские военнослужащие убили А. Сальтамирзаева. Кроме того, 4 июня 2002 г. житель с. Мескер-Юрт И. Хаджимурадов умер в результате взрыва, и 5 июня 2002 г. два других жителя с. Мескер-Юрт М. Малаев и А. Темерсултанов погибли по той же причине.

B. Детали отдельных жалоб

1. Жалоба №3340/08, Ortsuyeva and Others v. Russia

(a) Похищение Ислама Орцуева

20. Ислам Орцуев родился в 1980 году. 21 мая 2002 г. группа вооруженных военнослужащих задержала его в собственном доме по ул. Ленина, 157.

(b) Похищение Адама Гачаева

21. Адам Гачаев родился в 1973 году. 21 мая 2002 г. группа вооруженных военнослужащих задержала его в собственном доме по ул. Шерипова, 24 (в представленных документах также указан другой адрес - ул. Вишневая).

(c) Похищение Аслана Исраилова и Анзора Исраилова

22. Аслан Исраилов родился в 1981 году, и его брат Анзор Исраилов родился в 1984 году. 21 мая 2002 г. группа вооруженных военнослужащих задержала их в доме по ул. Ленина, 71.

(d) Похищение Ибрагима Асхабова

23. Ибрагим Асхабов родился в 1983 году. 22 мая 2002 г. группа вооруженных военнослужащих задержала его в собственном доме по ул. Чехова, 8.

24. Согласно заявителям, вскоре после указанных событий они узнали из неустановленных источников, что в июне 2002 г. Асхабов содержался под стражей в Шалинском районном отделе внутренних дел (РОВД) и затем был перевезен в другое место.

(e) Похищение Шаипа Махмудова

25. Шаип (также записанный как Шоип) Махмудов родился в 1980 году. 23 мая 2002 г. группа вооруженных военнослужащих задержала его на окраине с. Мескер-Юрт, где он пас рогатый скот. В представленных документах также указывается, что место похищения – дом по адресу ул. Терешковой, 63.

(f) Похищение Сайд-Магомеда Абубакарова

26. Сайд-Магомед Абубакаров родился в 1982 году. 21 мая 2002 г. (в документах также указана дата 23 мая 2002 г.) группа вооруженных военнослужащих прибыла на двух БТР с регистрационными номерами 588 и 466 к дому по ул. Ленина, 64, откуда они увезли Сайд-Магомеда Абубакарова.

(g) Похищение Лечи Темирханова

27. Лечи Темирханов родился в 1980 году. 21 мая 2002 г. группа вооруженных военнослужащих задержала его в доме дяди по адресу ул. Московская, 1.

(h) Похищение Апти Дедишова, Абу Дедишова и Адама Дедишова

28. Апти Дедишов родился в 1965 г., и его братья Абу Дедишов и Адам Дедишов родились в 1968 г. и 1971 г., соответственно. 22 мая 2002 г. группа вооруженных военнослужащих задержала братьев в собственном доме по ул. Школьная, 6.

29. 11 июня 2002 г. жители с. Мескер-Юрт обнаружили одежду, принадлежавшую братьям Дедишовым, и останки тел на окраине села.

(i) Похищение Сулимана Магомадова и Саламбека Магомадова

30. Сулиман Магомадов родился в 1978 году, и его брат Саламбек Магомадов родился в 1980 году. 23 мая 2002 г. (в представленных документах также указана дата 25 мая 2002 г.) группа вооруженных военнослужащих задержала братьев в собственном доме по ул. Школьная, 19.

(j) Похищение Вахи Ибрагимова

31. Ваха Ибрагимов родился в 1975 году. 1 июня 2002 г. группа вооруженных военнослужащих вывела его из сельской мечети в Мескер-Юрт (в представленных документах указано, что место похищения было по адресу ул. Горького 4).

(k) Похищение Абу Дудагова

32. Абу Дудагов родился в 1981 году. 5 июня 2002 г. группа вооруженных военнослужащих вывела его из сельской мечети в Мескер-Юрт (в представленных документах также указывается, что место похищения – дом по адресу ул. Спортивная 1).

(l) Похищение Адама Темерсултанова и последующее обнаружение его тела

33. Адам Темерсултанов (в представленных документах фамилия также указывается, как Тимерсултанов) родился в 1976 году. 25 мая 2002 г. он пошел в сельскую мечеть в Мескер-Юрт и оставался там нескольких дней, полагая, что это безопасное место.

34. 30 мая 2002 г. военнослужащие, проводившие спецоперацию, задержали Адама Темерсултанова в мечети и доставили на блокпост, расположенный на ближайшем мосту, для установления его личности.

35. 4 июня 2002 г. несколько сельских жителей видели военный УАЗ, использовавшийся в ходе спецоперации, и тело Адама Темерсултанова в нем. Позднее они видели, что военнослужащие выбросили его тело из УАЗа. По словам заявителей, тело Адама Темерсултанова имело явные признаки насилия.

2. Жалоба №24689/10, Magomedova and Others v. Russia

Похищение Магомедрасула Магомедова

36. Магомедрасул Магомедов родился в 1951 г. В рассматриваемый период он и заявители жили в поселке Комсомольское, Кизилюртовский район, Дагестан. 23 мая 2002 г. Магомедов приехал в гости к своей сестре в с. Мескер-Юрт в Чечню со своим другом Х. M.

37. 24 мая 2002 г. Магомедов и  Х.M. хотели уехать из с. Мескер-Юрт, но село было блокировано федеральными военнослужащими, и все дороги, ведущие к селу и из села, были закрыты на время проведения спецоперации.

38. В неустановленную дату в начале июня 2002 года военнослужащие приказали Магомедову и у Х.M. придти в сельскую мечеть и оставаться там с другими жителями, которые там находились. В тот же день военнослужащие увезли Магомедова из этой мечети в фильтропункт. Его местонахождение до сих пор неизвестно. Что касается Х.M., то он уехал из села через несколько дней.

3. Официальное расследование похищения родственников заявителей

39. В ответ на запрос Суда о представлении копий материалов уголовных дел, возбужденных по фактам указанных похищений, Государство-ответчик не представило никаких документов, за исключением краткой справки о расследовании объединенного уголовного дела №14/90/0091-11.

40. Заявители по делу №3340/08, Ortsuyeva and Others представили в Суд копии многочисленных жалоб, в которых они просили о содействии в розыске их пропавших родственников. Эти заявления они подавали в различные органы власти в период с 2002 по 2008 гг. Также они представили Суду копии полученных на эти заявления ответов.

41. Информация о расследовании похищений, представленная сторонами, может быть изложена следующим образом.

42. В период с июня по июль 2002 г. районная прокуратура г. Шали возбудила уголовные дела № 59114, № 59125, № 59126, № 59127, № 59128, № 59129, № 59133, № 59134, № 59135, № 59136, № 59138, № 59163, № 59164 и № 59171 по ст. 126 Уголовного кодекса РФ (похищение) в связи с похищением родственников заявителей по делу №3340/08, Ortsuyeva and Others . Также было возбуждено уголовное дело № 59166 в связи с похищением родственника заявителей по делу №24689/10, Magomedova and Others .

43. 6 августа 2002 г. все перечисленные уголовные дела, а также дела № 59113 и № 59205, возбужденные по факту похищения других жителей села Мескер-Юрт, были объединены в одно уголовное дело № 59113.

44. 26 декабря 2002 г. объединенное уголовное дело было направлено в военную прокуратуру Объединенной группировки войск (сил) - ОГВ(с) - для дальнейшего расследования. Заявители не были уведомлены об этом.

45. В неустановленную дату в период с января 2003 г. по апрель 2007 г. уголовное расследование по объединенному делу № 59113 было приостановлено и из военной прокуратуры ОГВ(с) направлено в прокуратуру Чеченской Республики для дальнейшего расследования. Заявители также не были уведомлены об этом.

46. 19 апреля 2007 г. расследование уголовного дела было возобновлено. 20 апреля 2007 г. оно было вновь приостановлено по причине неустановления личностей виновных. В соответствующем постановлении, в частности, было сказано:

“В ходе предварительного расследования было установлено, что с 21 мая по 10 июня 2002 г. около с. Мескер-Юрт Шалинского района Чеченской Республики военнослужащие Министерства Обороны РФ и МВД РФ совместно с сотрудниками УФСИН Министерства Юстиции РФ провели спецоперацию для установления личностей, причастных к деятельности незаконных вооруженных формирований. В ходе спецоперации неустановленные вооруженные лица похитили двадцать одного местного жителя, местонахождение которых до сих пор неизвестно...”

47. 20 апреля 2007 г. расследование данного уголовного дела было вновь приостановлено в связи с неустановлением личностей виновных. Заявители не были уведомлены об этом решении.

48. Согласно представленным документам, генерал Боровицкий командовал спецоперацией в с. Мескер-Юрт, и в неустановленный день в период с 2002 по 2007 гг. заявители и их родственники сообщили следствию об этом. Из представленных документов не ясно, предприняло ли следствие какие-то меры для проверки этой информации.

49. Из представленных документов следует, что в различные даты с 2002 по 2007 гг. заявители и/или их родственники направляли запросы в следственные органы. В этих запросах они указывали, что их родственники были похищены военнослужащими во время спецоперации, содержались в фильтрационном лагере, и их местонахождение до сих пор неизвестно.

50. Кроме того, в различные даты с 2002 по 2010 гг. заявители направляли жалобы и запросы в следственные и другие органы власти, они просили о содействии в розысках родственников. В ответ они получали сообщения о том, что их жалобы перенаправлены в другую правоохранительную инстанцию или военный орган, или они получали ответ о том, что следственные органы провели все возможные оперативные мероприятия по поиску похищенных и установлению виновных лиц.

51. Согласно документам, представленным заявителями по делу №3340/08, Ortsuyeva and Others , в период с 2002 по 2010 гг. заявители направляли в государственные органы многочисленные жалобы и обращения о помощи в розысках похищенных родственников, они просили представить данные о ходе расследования указанного уголовного дела.

52. В период с 2002 по 2010 гг. заявители по делу №24689/10, Magomedova and Others также направляли в государственные органы многочисленные жалобы и запросы. Так, из решения городского суда г. Кизилюрт от 5 апреля 2010 г., которым было признано, что Магомедрасул Магомедов должен считаться умершим, следует, что в неустановленные даты в марте 2003 г., апреле 2005 г., мае 2006 г., декабре 2009 г и марте 2010 г. заявители обращались в правоохранительные органы с просьбой о розыске пропавшего и жаловались в прокуратуру на то, что расследование проводилось не эффективно. В ответ они получали сообщения о том, что расследование проводилось надлежащим образом и что были предприняты все необходимые следственные меры.

53. Из представленных документов следует, что в период с 2002 по 2010 гг. расследование уголовного дела заключалось главным образом в сборе кратких показаний у заявителей и/или некоторых их родственников и в направлении многочисленных запросов в различные государственные органы. Расследование приостанавливалось и возобновлялось несколько раз в связи с неустановлением личностей виновных. Заявителей не уведомляли о данных процессуальных действиях или сообщали о них со значительными задержками.

54. Согласно заявителям, 4 октября 2011 г. расследование объединенного уголовного дела было возобновлено и направлено в Главное Военное Следственное Управление Следственного Комитета Российской Федерации. В постановлении, в частности, указывалось основание для направления:

«... следствие установило, что военнослужащие, проводившие спецоперацию в с. Мескер-Юрт в период с 21 мая по 10 июня 2002 г., причастны к похищению”.

Объединенному уголовному делу присвоили новый номер 14/90/0091-11. Из представленных документов не ясно, были ли заявители уведомлены об этом.

55. 16 декабря 2011 расследование уголовного дела было снова приостановлено в связи с неустановлением личностей виновных. Впоследствии следствие по делу приостанавливалось и возобновлялось несколько раз. Последнее постановление о приостановлении расследования было вынесено 29 апреля 2015 г.

56. Из документов, предоставленных Государством-ответчиком, следует, что в период с 2011 по 2015 гг. следствие допросило двадцать восемь человек, включая заявителей, и направило приблизительно 310 запросов в различные государственные органы. Никакой новой информации не было получено.

57. Следствие по делу до сих пор не завершено.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

58. См. обзор применимого национального законодательства, международных правовых документов, а также международных и внутренних докладов по вопросу насильственных исчезновений в деле Aslakhanova and Others v. Russia (№№ 2944/06, 8300/07, 50184/07, 332/08 и 42509/10, §§ 43-59 и §§ 69-84, 18 декабря 2012).

ПРАВО

59. Прежде чем рассмотреть по существу жалобы заявителей в отношении похищения их родственников и предположительно неэффективного расследования по этому факту Суд решит процессуальные вопросы по данному делу.

60. 25 августа 2015 г. заявители по делу №3340/08, Ortsuyeva and Others сообщили в Суд, что восьмая заявительница Зулай Гачаева умерла 15 февраля 2015 г. и что 11 августа 2015 г. седьмая заявительница Зара Гачаева выразила желание отказаться от своих жалоб.

61. Суд отмечает, что Зулай Гачаева умерла и что нет наследника, проявившего интерес к продолжению рассмотрения ее части жалобы №3340/08, и что Зара Гачаева выразила свое желание не поддерживать свою часть жалобы №3340/08 в Суде.

62. В соответствии со Статьей 37 § 1 Суд не находит особых обстоятельств, касающихся соблюдения прав человека, как это определено Конвенцией и протоколами к ней, которые требуют продолжения рассмотрения жалоб указанных заявительниц. С учетом вышеизложенного Суд решил исключить жалобы седьмой и восьмой заявительниц.

I. ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖАЛОБ

63. На основании Правила 37 § 1 Регламента Суда и виду схожих фактических обстоятельств дел и применимого законодательства, Суд считает, что надлежит объединить жалобы и рассмотреть их совместно.

II. СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВИЛА ШЕСТИ МЕСЯЦЕВ

А. Доводы сторон

1. Государство-ответчик

64. Государство-ответчик утверждало, что заявители подали свои жалобы в Суд со значительной задержкой и поэтому не выполнили правило шести месяцев. В частности, Государство-ответчик отметило, что заявители по делу №3340/08, Ortsuyeva and Others подали свои жалобы приблизительно через пять с половиной лет после предполагаемых похищений, а заявители по делу №24689/10, Magomedova and Others подали свои жалобы приблизительно через восемь лет после обжалуемых событий. Государство-ответчик заявило, что “к началу 2007 года заявители уже должны были знать о многочисленных случаях убийств, исчезновений и пыток в Чеченской Республике”, но, тем не менее, они подали свои жалобы в Суд позже, то есть в конце 2007 г. и в начале 2010 г. соответственно.

65. Кроме того, Государство-ответчик отметило, что заявители уже были уверены в очевидной неэффективности проводимого расследования по факту похищений задолго до того, как они подали жалобы в Суд. Так, уже в 2002 г. заявители по делу №3340/08, Ortsuyeva and Others начали подавать многочисленные запросы в различные органы государственной, и это, по мнению Государства-ответчика, демонстрирует наличия сомнений в отношении успешности проводимого следствия. Кроме того, заявители подписали доверенности на представительство их интересов в Суде в марте 2007 г., поэтому именно эта дата должна рассматриваться как исходная дата для исчисления шестимесячного срока. Что касается заявителей по делу №24689/10, Magomedova and Others, то в период с 2002 по 2010 гг. они не обращались в органы власти ни с какими жалобами в связи с похищением, и поэтому не продемонстрировали “достаточное намерение и инициативу”, чтобы объяснить задержку с подачей жалобы в Суд.

2. Заявители

66. Заявители по обеим жалобам утверждали, что выполнили правило шести месяцев. Они сделали все возможные усилия в течение разумного срока для того, чтобы инициировать надлежащий поиск их пропавших родственников и участвовали в расследовании. Они утверждали, что нет какой-либо чрезмерной или необоснованной задержки в подаче их жалоб в Суд, и что они подали свои жалобы, как только они стали уверены в том, что расследование по факту похищения их родственников неэффективны.

67. Ссылаясь на дело Varnava and Others v. Turkey [GC], (№№ 16064/90, 16065/90, 16066/90, 16068/90, 16069/90,16070/90, 16071/90, 16072/90 и 16073/90, ECHR 2009) заявители по делу №3340/08, Ortsuyeva and Others утверждали, что правило шести месяцев не относится к длящимся нарушениям, которыми являются насильственными исчезновениями, и что в любом случае они подали свои жалобы в срок.

68. Заявители также утверждали, что обратились с жалобой в соответствующие органы власти сразу же после инцидента и надеялись, что уголовное расследование приведет к положительным результатам. В ходе расследования они поддерживали постоянный контакт со следствием и активно сотрудничали со следователями. Заявители также указали на то, что во время вооруженного конфликта в Чечне задержки в расследовании были неизбежны, и только со временем, не имея должной информации из следственных органов, они начали сомневаться в эффективности расследования. Кроме того, заявители утверждали, что информация о ходе судопроизводства по делу, предоставленная следователями, была недостаточна для оценки эффективности расследования. Они подали свою жалобу в Суд после того, как поняли, что национальное расследование неэффективно.

69. Заявители по делу №24689/10, Magomedova and Others также утверждали, что обратились в соответствующие органы власти сразу же после инцидента и надеялись, что уголовное расследование приведет к положительным результатам. Несмотря на то, что органы власти не информировали заявителей о ходе следствия, они сами поддерживали постоянный контакт со следствием и подавали запросы следователям.

B. Оценка Суда

1. Основные принципы

70. Суд напоминает, что критерии применения правила шести месяцев по делам о нарушениях Статьи 2 Конвенции, предположительно совершенных военнослужащими, уже были определены в деле Sultygov and Others v. Russia, nos. 42575/07, 53679/07, 311/08, 424/08, 3375/08, 4560/08,35569/08, 62220/10, 3222/11, 22257/11, 24744/11 и 36897/11, §§ 369‑74, 9 октября 2014, и Dudayeva v. Russia, no. 67437/09, § 71 8 декабря 2015).

2. Применение названных принципов в настоящем деле

71. Обращаясь к обстоятельствам рассматриваемых дел, Суд отмечает, что расследование похищений продолжалось в то время, когда заявители подали свои жалобы в Суд, и что расследования до сих пор еще продолжаются. Кроме того, Суд отметил, что ни по одной жалобе не существует никаких окончательных национальных решений, которые могли бы рассматриваться как начало исчисления шестимесячного срока. Заявители по обеим жалобам поддерживали достаточный контакт со следствием после произошедших похищений (см. пункты 40, 48, 51 и 52 выше) и подали свои жалобы в Суд менее чем через десять лет после указанных событий и начала расследований по данным инцидентам (см. Varnava and Others, упомянутое выше, § 166).

72. На основе информации о расследовании похищений, которая была представлена Государством-ответчиком, Суд отмечает, что имели место перерывы в ходе расследования, когда оно было приостановлено (см. пункты 45, 47 и 55 выше), и что самый большой период бездействия с апреля 2007 г. по декабрь 2011 г. длился более четырех с половиной лет (см. пункты 47 и 54 выше). Суд далее отмечает, что заявители не были информированы должным образом о приостановлении расследования.

73. Суд полагает, что такие длительные периоды бездействия со стороны властей могли поставить под сомнение эффективность указанного расследования и могли бы заставить заявителей подать свои жалобы в Суд, не дожидаясь результатов. Также Суд отмечает, что следствие не представляло заявителям информацию о ходе расследования, в том числе о приостановлении расследования (см. пункты 44, 45 и 47 выше).

74. Из представленных в Суд документов следует, что заявители по обеим жалобам сделали все, что можно было от них ожидать, чтобы помочь следствию в расследовании похищения их родственников. Принимая во внимание доводы заявителей, касающиеся соблюдения правила шести месяцев, их содействие следствию (см. пункты 48, 49, 51 и 52 выше), учитывая общие временные рамки для подачи жалобы в Суд, сложность дел и характер предполагаемых нарушений прав человека, Суд приходит к выводу, что в позиции заявителей было бы разумным ждать результаты решения фактических и правовых вопросов (см. El -Masri v. the former Yugoslav Republic of Macedonia [GC], no. 39630/09, § 142, ECHR 2012). Суд отмечает, что при отсутствии какой-либо информации о судопроизводстве по делу заявители и/или их родственники обращались в следственные органы или жаловалось на них в контролирующие органы в надежде ускорить расследование (см. пункты 51 и 52 выше). В ответ на обращения заявителей власти возобновляли расследование и предпринимали некоторые меры для сбора доказательств (см. пункты 46 и 54 выше). Поэтому Суд полагает, что значительные периоды бездействия в расследовании не могут быть отнесены на счет заявителей или интерпретироваться как неспособность или отказ выполнить правило шести месяцев (см. аналогичную ситуацию в деле Sultygov and Others, упомянутое выше, §§ 375-80).

75. Таким образом, Суд полагает, что по обоим делам в рассматриваемые периоды проводилось следствие, хотя оно и прерывалось, и что заявители сделали все от них зависящее для содействия властям (см. Varnava and Others, упомянутое выше, § 1660). В связи с вышеизложенным Суд отклоняет возражение Государства-ответчика в отношении приемлемости данных жалоб, основанное на правиле о шестимесячном сроке.

III. ИСЧЕРПАНИЕ ВНУТРЕННИХ СРЕДСТВ ЗАЩИТЫ

A. Доводы сторон

1. Государство-ответчик

76. Государство-ответчик утверждало, что заявители не исчерпали внутригосударственные средства правовой защиты, поскольку расследование исчезновения их родственников все еще продолжается. Кроме того, заявители могли обжаловать действия следователей в национальных судах или подать гражданский иск с целью возмещения морального ущерба.

2. Заявители

77. Заявители, ссылаясь на прецедентную практику Суда, утверждали, что они не обязаны были подавать гражданский иск и что жалобы на бездействие следователей не способны устранить недостатки следствия. Все они утверждали, что единственным эффективным средством в их случаях являлось уголовное расследование по факту похищения, но оно оказалось неэффективным.

B. Оценка Суда

78. Что касается гражданского иска о возмещении ущерба, нанесенного незаконными действиями или противоправным поведением представителей государства, Суд уже постановил в ряде аналогичных случаев, что такой иск не является решением вопроса об эффективных средствах правовой защиты в контексте жалобы на нарушение Статьи 2 Конвенции (см. Khashiyev and Akayeva v. Russia, №57942/00 и 57945/00, §§ 119-121, 24 февраля 2005 г.). Возражение Государства-ответчика в связи с этим отклоняется.

79. Что касается уголовно-правовых средств защиты, то Суд пришел к выводу, что ситуация с нерасследованием исчезновений, которые произошли в Чечне с 2000 по 2006 гг., представляет собой системную проблему, и возбуждение уголовного дела не является эффективным средством правовой защиты в данных случаях (см. Aslakhanova and Others, упомянутое выше, §217).

80. При указанных обстоятельствах и при отсутствии на протяжении многих лет значимых результатов в уголовном расследовании о похищении родственников заявителей, Суд приходит к выводу, что возражение Государства-ответчика должно быть отклонено, так как указанное им средство не является эффективным в рассматриваемой ситуации.

IV. ОЦЕНКА СУДОМ ИМЕЮЩИХСЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ И УСТАНОВЛЕНИЕ ФАКТОВ

A. Доводы сторон

1. Государство-ответчик

81. Государство-ответчик не отрицало существенных фактов по каждому делу, как они были представлены заявителями, но оно утверждало, что в ходе расследований не были получены доказательства, достаточные при отсутствии опровержения, что агенты Государства причастны к предполагаемому похищению, или что  родственников заявителей мертвы.

2. Заявители

82. Заявители утверждали, что вне разумных сомнений вооруженные люди, которые увели их родственников, были агентами Государства. Для подтверждения своей позиции они ссылались на доказательства, представленные в их замечаниях, и на информацию о ходе указанного расследования, представленную Государством-ответчиком. Они также утверждали, что каждый из них сделал достаточно серьезные заявления о том, что их родственники были похищены российскими военнослужащими, и что достаточно серьезные факты, лежащие в основе их жалоб, не оспаривались Государством-ответчиком. Учитывая отсутствие каких-либо известий о местонахождении своих родственников длительное время и то, что похищение произошло при угрожающей жизни ситуации, какой являются незаконные задержания в Чечне в рассматриваемый период, заявители просят Суд считать их родственников умершими.

B. Оценка Суда

1. Общие принципы

83. Ряд принципов был разработан Судом, когда он сталкивался с проблемой установления фактов, относительно которых у сторон имелись разногласия (см. Sultygov and Others, упомянутое выше, §§ 393‑96).

2. Применение вышеупомянутых принципов в настоящем деле

84. Суд находит, что утверждения заявителей поддерживаются свидетельскими показаниями, собранными в ходе расследования. В своих жалобах в государственные органы заявители утверждали, что их родственники были похищены агентами Государства (см. пункты 48 и 49 выше) и что Адам Темерсултанов был убит ими (см. пункты 33-35 выше). Следственные органы приняли как факт основные версии событий, представленные заявителями, и действительно выполнили некоторые следственные мероприятия для проверки причастности военнослужащих к похищению (см. пункты 44, 46 и 54 выше).

85. Документы, представленные заявителями и Государством-ответчиком подтверждают, что родственники заявителей были похищены в период с 21 мая по 10 июня 2002 г. в селе Мескер-Юрт группой военнослужащих во время проведения спецоперации (см. пункты 46 и 54 выше). С учетом всех материалов, имеющихся в распоряжении Суда, он считает, что заявители предоставили доказательства, достаточные при отсутствии опровержения, что спецоперация действительно имела место в селе Meскер-Юрт, и таким образом, государство имело исключительный контроль над задержанными людьми (см., среди прочего, Aslakhanova and Others, упомянутое выше, § 114).

86. Государство-ответчик не предоставило объяснений рассматриваемым событиям. Поэтому оно не освобождается от бремени доказывания.

87. Принимая во внимание общие принципы, перечисленные выше, Суд считает установленным, что родственники заявителей были похищены агентами Государства во время проведения спецоперации. В связи с отсутствием каких-либо сведений о них с этого времени и учитывая, что такое задержание является угрожающей жизни ситуацией (см. параграф 83 выше), и, учитывая последующее обнаружение тела Адама Темерсултанова (см. параграф 35 выше), Суд находит, что он был убит после его незаконного задержания агентами государства и что Ислам Орцуев, Адам Гачаев, Аслан Исраилов, Анзор Исраилов, Ибрагим Асхабов, Шаип Махмудов, Сайд-Магомед Абубакаров, Лечи Темирханов, Апти Дедишов, Абу Дедишов, Адам Дедишов, Сулиман Магомадов, Саламбек Магомадов, Ваха Ибрагимов, Абу Дудагов и Магомедрасул Магомедов должны умершим после его непризнаваемого задержания.

V. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 2 КОНВЕНЦИИ

88. Заявители жаловались по Статье 2 Конвенции, что их родственники исчезли, будучи задержанным агентами Государства во время спецоперации в селе в Мескер-Юрт, и что власти не обеспечили эффективного расследования по факту их похищения. Статья 2 Конвенции гласит:

“1.Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

2. Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы:

(a) для защиты любого лица от противоправного насилия;

(b) для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях;

 (c) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа”.

A. Доводы сторон

89. Государство-ответчик утверждало, внутренними расследованиями не было получено никаких доказательств того, что задержанные находились под контролем государства, или того, что пропавшие без вести люди были мертвы.

90. Заявители настаивали на своих жалобах.

B. Оценка Суда

1. Приемлемость

91. Суд отмечает, что эти жалобы не являются явно необоснованными в соответствии с требованиями Статьи 35 § 3 (a) Конвенции. Также Суд находит, что они не являются неприемлемыми на любых других основаниях. Поэтому они должны быть объявлены приемлемыми.

2. Существо

(a) Предполагаемое нарушение права на жизнь родственников заявителей

92. Суд уже установил, что во всех рассматриваемых случаях родственники заявителей должны быть признаны умершими после непризнаваемого задержания агентами Государства и что один из них, Адам Темерсултанов, был убит агентами Государства. В отсутствие каких-либо доводов для оправдания их смерти, которые Государство-ответчик могло бы представить, Суд считает, что имело место нарушение материальной части Статьи 2 Конвенции в отношении Ислама Орцуева, Адама Гачаева, Аслана Исраилова, Анзора Исраилова, Ибрагима Асхабова, Шаипа Махмудова, Саид-Магомеда Абубакарова, Лечи Темирханова, Апти Дедишова, Абу Дедишова, Адама Дедишова, Сулимана Магомадова, Саламбека Магомадова, Вахи Ибрагимова, Абу Дудагова, Магомедрасула Магомедова и Адама Темерсултанова.

(b) Предполагаемая неадекватность расследования похищений

93. Суд уже устанавливал, что уголовное производство не является эффективным средством правовой защиты в отношении расследования исчезновений людей, которые имели место, в частности, в Чечне с 1999 по 2006 гг., и что такая ситуация, согласно Конвенции, является системной проблемой на национальном уровне (см. Aslakhanova и Others, упомянутое выше, § 217). Принимая во внимание дела, ранее рассмотренные Судом в отношении похищений, совершенных агентами Государства примерно в то же время и в том же населенном пункте (см. пункт 7 выше), Суд отмечает, что уголовные расследования по этим делам проводились в течение многих лет без существенных результатов, не были установлены личности преступников, местонахождение и судьба похищенных мужчин, за исключением Адама Темерсултанова, тело которого было обнаружено (см. пункты 14 и 35 выше). Хотя обязанность эффективно расследовать имеет отношение к средствам, а не результатам следствия, Суд отмечает, что уголовное дело, возбужденное в районной прокуратуре, страдает от комплекса тех же недостатков, которые были перечислены в постановлении по делу Aslakhanova и Others (упомянутое выше, §§ 123-25). Каждый раз после приостановления расследования имели место периоды бездействия, которые уменьшали перспективы раскрыть преступление. Никакие значимые следственные действия не были предприняты для того, чтобы установить и допросить военнослужащих, которые могли быть свидетелями происшествия, дежурили или принимали участие в спецоперации.

94. В свете вышесказанного Суд считает, что властями не было проведено эффективное уголовное расследование обстоятельств исчезновения и смерти Ислама Орцуева, Адама Гачаева, Аслана Исраилова, Анзора Исраилова, Ибрагима Асхабова, Шаипа Махмудова, Саид-Магомеда Абубакарова, Лечи Темирханова, Апти Дедишова, Абу Дедишова, Адама Дедишова, Сулимана Магомадова, Саламбека Магомадова, Вахи Ибрагимова, Абу Дудагова, Магомедрасула Магомедова и Адама Темерсултанова в нарушение процессуальной части Статьи 2 Конвенции.

VI.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬЙ 3, 5 и 13 КОНВЕНЦИИ

95. Заявители жаловались на нарушение Статьи 3 Конвенции, так как они испытали душевные страдания в результате исчезновения их родственников. Все заявители жаловались на нарушение Статьи 5 Конвенции в связи с незаконным лишением свободы их родственников. Заявители также жаловались по Статье 13 Конвенции, что не имели эффективных средств правовой защиты в отношении заявленных нарушений по Статьям 2 и 3 Конвенции. Указанные Статьи в соответствующих частях гласят:

Статья 3

"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному и унижающему достоинство обращению или наказанию".

Статья 5

“1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:…

(с) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;

...

2. Каждому арестованному незамедлительно сообщаются на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение.

3. Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом (с) пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.

4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.

5. Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию".

Статья 13

"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".

А.  Доводы сторон

96. Государство-ответчик оспаривало жалобы заявителей.

97. Заявители повторили свои жалобы

В.  Оценка Суда

1. Приемлемость

98. Суд отмечает, что сорок четвертый и сорок пятый заявитель (родственники Адама Темерсултанова) по делу Ortsuyeva and Others (жалоба № 3340/08) жаловались на душевные страдания в связи с нахождением тела Адама Темерсултанова. Из представленных документов следует, что его тело было обнаружено через пять дней после похищения. В подобных случаях Суд уже установил, что несомненно подобная ситуация является причиной глубокого переживания и страдания заявителей, но принимая во внимание короткий промежуток времени между похищением и смертью, Суд не поднимал вопрос о нарушении Статьи 3 Конвенции нет (см., например, Udayeva and Yusupova v. Russia, no. 36542/05, §§ 82-83, 21 December 2010; Inderbiyeva v. Russia, no. 56765/08, §§ 110-11, 27 March 2012; и Kosumova v. Russia, no. 2527/09, §§ 100-01, 16 October 2014). Поэтому Суд находит, что жалоба сорок четвертого и сорок пятого заявителей по Статье 3 Конвенции должна быть объявлена неприемлемой в соответствии со Статьей 35 § 3 (a) Конвенции.

99. Суд отмечает, что настоящие жалобы не представляются явно необоснованными в значении Статьи 35 § 3 (а) Конвенции. Суд далее отмечает, что жалобы не являются неприемлемыми по каким-либо другим основаниям. Поэтому их следует считать приемлемыми.

2.  Существо дела

100. Суд уже находил во многих случаях, что в ситуации насильственного исчезновения близкие родственники могут быть признаны жертвами нарушения Статьи 3 Конвенции. Суть подобных нарушений заключается не столько в самом факте "исчезновения" члена семьи, но в большей степени в том, какова реакция и позиция властей в момент, когда данная ситуация доводится до их сведения (см. дело Orhan v. Turkey, № 25656/94, § 358, 18 июня 2002 г. и дело Imakayeva, § 164, ECHR 2006‑XIII (выдержки)). Также Суд отмечает, что в данном случае имел место длительный период, в течение которого заявители страдали от неопределенности, тревоги и стресса, характерных для особого феномена исчезновений (см. Luluyev and Others v. Russia, no. 69480/01, § 115, ECHR 2006‑XIII (extracts)).

101. Суд ранее уже указывал на фундаментальную важность гарантий Статьи 5 для обеспечения права любого лица в демократическом государстве не подвергаться произвольному задержанию. Также Суд отмечал, что безвестное задержание лица является полным отрицанием названных гарантий и серьезнейшим нарушением Статьи 5 (см. Çiçek v. Turkey, no. 25704/94, § 164, 27 февраля 2001 г., и Luluyev and Others v. Russia, no. 69480/01, § 122, ECHR 2006-XIII (extracts)).

102. Суд повторяет свои выводы, касающиеся ответственности Государства-ответчика за похищение и непроведение эффективного уголовного расследования указанного преступления. Суд находит, что заявители, которые являются близкими родственниками без вести пропавших людей, должны быть признаны жертвами нарушения Статьи 3 Конвенции, так как они пережили и продолжают испытывать душевных страдания и стресс по причине невозможности установить местонахождение членов своих семей и равнодушия властей к решению данного вопроса.

103. В то же время Суд отмечает, что пятая заявительница Петимат Гачаева и тридцать четвертый заявитель Хаджи-Мурад Магомадов в деле Ortsuyeva and Others (жалоба № 3340/08) родились в октябре 2002 г. и в октябре 2003 г. соответственно, иными словами они родились спустя несколько месяцев после исчезновения их отцов. Поэтому Суд не находит, что эти заявители перенесли такие душевные страдания и стресс, которые можно было бы считать нарушением Статьи 3 Конвенции (см., аналогичная ситуация, Dokayev and Others v. Russia, no. 16629/05, § 105, 9 April 2009; Babusheva and Others v. Russia, no. 33944/05, § 110, 24 September 2009; and Khava Aziyeva and Others v. Russia, no. 30237/10, § 97, 23 April 2015). Суд находит, что имеет место нарушение Статьи 3 Конвенции в отношении всех заявителей, жалобы которых были объявлены приемлемыми, за исключением пятого и тридцать четвертого заявителей.

104. Кроме того, Суд считает установленным, что родственники заявителей были задержаны представителями государства. И в виду отсутствия любых законных оснований такого задержания оно признается Судом особо серьезным нарушением права на свободу и безопасность, гарантированного Статьей 5 Конвенции. Поэтому Суд признает, что в отношении родственников заявителей вследствие их незаконного задержания была нарушена Статья 5 Конвенции.

105. Суд повторяет, что из ряда предшествующих постановлений видно, что уголовные расследования такого рода дел особенно неэффективны. Отсутствие результатов расследования уголовного дела делает недоступными на практике любые другие возможные средства правовой защиты.

106. Следовательно, Суд считает, что заявители по этим делам не имели в распоряжении эффективных средств правовой защиты по своим жалобам на нарушения Статьи 2 Конвенции, и что у них - за исключением пятого и тридцать четвертого заявителей - не было эффективных средств правовой защиты в отношении жалоб по Статье 3 Конвенции в связи со Статьей 13 Конвенции.

VI. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

107. Статья 41 Конвенции устанавливает:

"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

А.  Ущерб

108. Заявители по делу Ortsuyeva and Others (жалоба № 3340/08) потребовали компенсации материального ущерба в следующем размере:

Родители Ислама Орцуева - первый и второй заявители (Зулай Орцуева и Абдул Орцуев) потребовали 855 304 рублей (RUB) (около 11 100 евро (евро)) и 811 070 RUB (около 10 500 евро) соответственно;

Дочери Адама Гачаева - пятая заявительница (Петимат Гачаева) потребовала 1 295 163 RUB (около 17 000 евро), и шестая заявительница (Радима Гачаева) потребовала 1 295 163 RUB (около 16 800 евро); его жена – девятая заявительница (Сила Умхаева) потребовала 1 036 130 RUB (около 13 500 евро);

Родители Аслана Исраилова и Анзора Исраилова - десятый заявитель (Эмин Исраилов) потребовал 1 311 444 RUB (около 17 000 евро) и одиннадцатая заявительница (Нуржан Исраилова) потребовала 1 424 234 RUB (около 18 500 евро);

Тетя Ибрагима Асхабова - семнадцатая заявительница (Аминат Асхабова) потребовала 917 988 RUB (около11 900 евро);

Родители Шаипа Махмудова – девятнадцатая заявительница (Медин Альсультанова) и двадцать первый заявитель (Ризван Махмудов) потребовали 672 703 RUB (около 8 800 евро) и 549 851 RUB (около 7 100 евро) соответственно;

Брат Саид-Магомеда Абубакарова - двадцать третий заявитель (Ельбек Абубакаров) потребовал 631 008 RUB (около 8 200 евро); его сестры - двадцать четвертый и двадцать пятый заявители (Элиза Абубакарова и Хеди Абубакарова) потребовали 578 702 RUB (около 7 500 евро) и 601 134 RUB (около 7 800 евро);

Сестра Лечи Темирханова - двадцать шестая заявительница (Лариса Темирханова) потребовала 1 068 723 RUB (около 13 900 евро);

Сын и жена Апти Дедишова - двадцать седьмой и двадцать восьмой заявители (Али Дедишов и Луиса Дедишова) потребовали 1 012 RUB, 401 (около 13 200 евро) и 809 921 RUB (около 10 500 евро) соответственно; его дочь - тридцать первая заявительница (Зухра Дедишова) потребовала 1 012 401 RUB (около 13 200 евро), и его мать, она же мать Абу Дедишова и Адама Дедишова - тридцатая заявительница (Малика Дедишова) потребовала 1 287 676 RUB (около 16 700 евро);

Сын Саламбека Магомадова - тридцать четвертый заявитель (Хаж-Мурад Магомадов) потребовал 1 522 226 RUB (около 19 800 евро), и мать Саламбека Магомадова и Сулимана Магомадова - тридцать пятая заявительница (Айна Магомадова) потребовала 1 345 406 RUB (около 17 500 евро);

Мать Вахи Ибрагимова – сороковая заявительница (Ижан Ибрагимова) потребовала 637 103 RUB (около 8 300 евро);

Бабушка Абу Дудагова - сорок вторая заявительница (Петимат Молаева) потребовала 380 039 RUB (около 5 000 евро), и его мать - сорок третья заявительница (Розан Молаева) потребовала 834 759 RUB (около 10 900 евро);

Мать Адама Темерсултанова - сорок четвертая заявительница (Малика Амхадова) потребовала 616 309 RUB (около 8 000 евро).

Заявители сделали свои расчеты, учитывая компенсацию по потере кормильца, и использовали для расчетов Огденские актуарные таблицы. Заявители ссылались на прожиточный минимум, предусмотренный национальным законодательством, поскольку на момент похищения все мужчины (за исключением Апти, Абу и Адама Дедишовых) были безработными.

109. Заявители по делу Magomedova and Others (жалоба № 24689/10) потребовали компенсации материального ущерба в размере:

Жена Магомедрасула Магомедова – третья заявительница Зухра Денгаева, потребовала 500 000 евро; его дети - первый, второй и четвертый заявители требовали совместно ту же сумму (500 000 евро). Заявители не представили обоснования для расчета указанных сумм и документов, подтверждающих их требования.

110. В отношении морального ущерба заявители по делу Ortsuyeva and Others (жалоба № 3340/08)  потребовали, чтобы суммы компенсации были назначены для каждой семьи отдельно и просили Суд определить эти суммы.

111. Что касается заявителей по делу Magomedova and Others (жалоба № 24689/10), то третья заявительница потребовала 50 000 евро в качестве компенсации морального ущерба; первый, второй и четвертый заявители потребовали совместно 100 000 евро.

112. Государство-ответчик утверждало, что требование по компенсации материального ущерба по делу Ortsuyeva and Others (жалоба № 3340/08) должно быть отклонено, поскольку заявители не доказали, что у их похищенных родственников был какой-либо источник дохода. Также оно заявило, что метод, используемый заявителями для расчета материального ущерба, применим в Великобритании, но не в Российской Федерации, и что существует национальная методика для расчета компенсации при потере кормильца.

113. Государство-ответчик далее утверждало, что требование компенсации материального ущерба по делу Magomedova and Others (жалоба № 24689/10) должно быть отклонено как абсолютно необоснованное. Оно снова указало, что существует национальная методика для расчета компенсации при потере кормильца.

114. В отношении размера компенсаций морального ущерба Государство-ответчик не прокомментировало требования заявителей по делу Ortsuyeva and Others (жалоба № 3340/08). В отношении требований по делу Magomedova and Others (жалоба № 24689/10) Государство-ответчик указало, что запрашиваемые суммы компенсации морального ущерба «чрезмерно завышены» и размер этой компенсации должен быть определен на основе прецедентной практики Суда.

B. Расходы и издержки

115. Заявителей по делу Ortsuyeva and Others (жалоба № 3340/08) представляли организации SRJI и «Астрея». Общая сумма требуемого возмещения расходов и издержек, связанных с представительством жалобы заявителей в Суде, составила 10 850 евро, что включает в себя подготовку юридических документов, поданных в Суд, а также административные и почтовые расходы. Они представили копии соглашения о представлении юридических услуг и счета-фактуры понесенных расходов.

116. Заявителей по делу Magomedova and Others (жалоба № 24689/10) представляли юристы Дагестанской региональной правозащитной общественной организации, ДРПОО «Борец за справедливость» 5 000 евро. Документы, подтверждающие эти расходы, не были представлены Суду.

117. В отношении возмещения расходов и издержек по делу Ortsuyeva and Others (жалоба № 3340/08) Государство-ответчик заявило, что требуемая сумма чрезмерна, поскольку названные организации “представляют интересы многих других заявителей в аналогичных делах против России”.

118. В отношении возмещения расходов и издержек в деле Magomedova and Others (жалоба № 24689/10) Государство-ответчик утверждало, что заявители “не предоставили копии каких-либо документов, подтверждающих платежи и объем выполненный работы”.

C. Оценка Суда

119. Суд повторяет, что должна быть ясная причинно-следственная связь между ущербом, понесенным заявителями и нарушением Конвенции, которая может, в соответствующем случае, быть основанием для присуждения справедливой материальной компенсации, в том числе и за потерю заработка. Суд также находит, что потеря заработка может быть отнесена на счет близких родственников пропавших людей, в том числе супругов, престарелых родителей и малолетних детей (см. среди прочего дело Imakayeva, упомянутое выше, § 213).

120. Во всех случаях нарушения Конвенции Суд признает, что заявителям был причинен моральный ущерб, который не может быть компенсирован простым признанием факта нарушений и назначает финансовую компенсацию.

121. Что касается расходов и издержек, то Суду, во-первых, предстоит установить, действительно ли имели место указанные представителями расходы и, во-вторых, являлись ли они необходимыми (см. McCann and Others v. the United Kingdom, 27 сентября 1995, § 220, Series A №324, и Fadeyeva v. Russia, №55723/00, § 147, ECHR 2005‑IV).

122. Принимая во внимание сделанные выводы, вышеуказанные принципы и доводы сторон, Суд присуждает заявителям компенсации, в размерах, о которых подробно говорится в Приложении II, плюс любые налоги, которые могут быть начислены на эти суммы. Суммы компенсации за расходы и издержки должны быть выплачены представителям на банковские счета, указанные заявителями.

D. Выплата процентов

123. Суд считает, что сумма процентов должна рассчитываться на основе предельной процентной ставки Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.

ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ СУД ЕДИНОГЛАСНО,

1.           Решает исключить часть жалобы № 3340/08 в отношении требований седьмого и восьмого заявителей (Зара Гачаева и Зулай Гачаева) в деле Ortsuyeva and Others (жалоба № 3340/08);

2.           Решает объединить жалобы;

3.           Объявляет приемлемыми жалобы по Статье 2 и Статье 3 Конвенции в отношении страданий заявителей, за исключением жалоб сорок четвертого и сорок пятого заявителей, и объявляет приемлемыми жалобы по Статьям 5 и 13 Конвенции, остальную часть жалоб - неприемлемой;

4.           Постановляет, что имеет место нарушение Статьи 2 Конвенции в ее материальной части в отношении родственников заявителей: Ислама Орцуева, Адама Гачаева, Аслана Исраилова, Анзора Исраилова, Ибрагима Асхабова, Шаипа Махмудова, Саид-Магомеда Абубакарова, Лечи Темирханова, Апти Дедишова, Абу Дедишова, Адама Дедишова, Сулимана Магомадова, Саламбека Магомадова, Вахи Ибрагимова, Абу Дудагова, Магомедрасула Магомедова и Адама Темерсултанова;

5.           Постановляет, что имеет место нарушение Статьи 2 Конвенции в ее процессуальной части в связи с непроведением эффективного расследования обстоятельств смерти Адама Темерсултанова и исчезновения Ислама Орцуева, Адама Гачаева, Аслана Исраилова, Анзора Исраилова, Ибрагима Асхабова, Шаипа Махмудова, Саид-Магомеда Абубакарова, Лечи Темирханова, Апти Дедишова, Абу Дедишова, Адама Дедишова, Сулимана Магомадова, Саламбека Магомадова, Вахи Ибрагимова, Абу Дудагова, Магомедрасула Магомедова;

6.           Постановляет, что имеет место нарушение Статьи 3 Конвенции в отношении заявителей в связи с перенесенными ими страданиями по причине исчезновения их родственников и равнодушия властей к их жалобам;

7.           Постановляет, что имеет место нарушение Статьи 5 Конвенции в отношении незаконного задержания родственников заявителей;

8.           Постановляет, что имеет место нарушение Статьи 13 Конвенции в связи со Статьями 2 и 3 Конвенции в отношении всех заявителей и Статьи 3 Конвенции в отношении заявителей, жалобы которых были объявлены приемлемыми, за исключением пятого и тридцать четвертого заявителя;

9.           Постановляет

(а) что Государство-ответчик должно выплатить заявителям в трехмесячный срок, начиная с даты, на которую решение Суда станет окончательным, в соответствии со Статьей 44 § 2 Конвенции, суммы, указанные в Приложении II, плюс любые налоги, которые могут подлежать уплате с этих сумм. Что касается возмещения расходов и издержек, понесенных представителями заявителей, то они должны быть выплачены на банковские счета представителей, указанные заявителями; платежи должны быть осуществлены в евро для заявителей, которых представляют организации SRJI и «Астрея», и в валюте Государства-ответчика для заявителей, которых представляет Дагестанская региональная правозащитная общественная организация, ДРПОО «Борец за справедливость»;

(b) что со дня истечения вышеуказанных трех месяцев до даты оплаты на означенные суммы будут начисляться простые проценты в размере предельной процентной ставки Европейского центрального банка на период неуплаты плюс три процентных пункта;

10.         Отклоняет оставшуюся часть требований заявителей о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке с направлением письменного уведомления 22 ноября 2016 г., в соответствии с Правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

Luis López Guerra , Председатель

Fatoş Aracı, Заместитель Секретаря Секции

ПРИЛОЖЕНИЕ  I 
Подробная информация о приложениях

 

Номер жалобы и дата подачи

Данные заявителей (фамилия, имя, год рождения,  место жительства)

Похищенный

(фамилия, имя, год рождения)

Дата предполагаемого похищения

1.

Ortsuyeva and Others

3340/08

Подана 28/12/2007

(1) Зулай Орцуева (1960), мать, Мескер-Юрт

(2) Абдул Орцуев (1960), отец, Мескер-Юрт

(3) Расул-Хаджи Орцуев (1993), брат, Мескер-Юрт

(4) Миланы Орцуева (1987), сестра, Мескер-Юрт 

(1) Ислам Орцуев (1980)

21/05/2002

(5) Петимат Гачаева (2002), дочь, Мескер-Юрт

(6) Радима Гачаева (2000), дочь, Мескер-Юрт

(7) (7) Зара Гачаева (1964), сестра, Мескер-Юрт, просила исключить из списка заявителей от 11/08/2015

(8) (8) Зулай Гачаева (1939), мать, Мескер-Юрт, скончалась 15/02/2015

(9) Сила Умхаева (1982), жена, Мескер-Юрт 

(2) Адам Гачаев (1973)

21/05/2002

(10) Эмин Исраилов (1952), отец, Мескер-Юрт

(11) Нуржан Исраилова (1952), мать, Мескер-Юрт

(12) Петимат Исраилова (1978), сестра, Мескер-Юрт

(13) Зулихан Исраилова (1979), сестра, Мескер-Юрт 

(3) Аслан Исраилов (1981)

(4) Анзор Исраилов (1984)

21/05/2002

(14) Аюб Асхабов (1992), брат, Мескер-Юрт

(15) Эльбек Асхабов (1985), брат, Мескер-Юрт

(16) Майрбек Асхабов (1987), брат, Мескер-Юрт

(17) Аминат Асхабова (1963), тетя, Мескер-Юрт

(18) Хава Асхабова (1989), сестра, Мескер-Юрт 

(5) Ибрагима Асхабов (1983)

22/05/2002

 

(19) Медин Алисултанова (1951), мать, Мескер-Юрт

(20) Петимат Байбаматова (1977), сестра, Мескер-Юрт

(21) Ризван Махмудов (1947), отец, Мескер-Юрт

(22) Эсият Махмудова (1993), сестра, Мескер-Юрт 

(6) Шаип Махмудов (также пишется, как Шоип) (1980)

23/05/2002

(23)  Эльбек Абубакаровым (1992), брат, Мескер-Юрт

(24) Элиза Абубакарова (1973), сестра, Грозный

(25) Хеди Абубакарова (1975), сестра, Мескер-Юрт 

(7) Сайд-Магомед Абубакаров (1982)

21/05/2002

(26) Лариса Темирханова (1969), сестра, Мескер-Юрт 

(8) Лечи Темирханов (1980)

21/05/2002

(27) ((27) Али Дедишов (1991), сын Апти Дедишов, Мескер-Юрт

(28) Луиса Дедишова (1973), жена Апти Дедишов, Мескер-Юрт

(29) Мадина Дедишова (1975), сестра, Мескер-Юрт

(30) Малика Дедишова (1938), мать, Мескер-Юрт

(31) (31) Зухра Дедишова (1992), дочь Апти Дедишова, Мескер-Юрт

(32) Розан Ганиева (1961), сестра, Мескер-Юрт

(33) Айзан Махмудхаджиева (1963), сестра, Мескер-Юрт

Братья:

(9) Апти Дедишов (1965)

(10) Абу Дедишов (1968)

(11) Адам Дедишов (1971)

22/05/2002

(34) Хаж-Мурад Магомадов (2003), сын, Мескер-Юрт

(35) Айна Магомадова (1950), мать, Мескер-Юрт

(36) Раиса Магомадова (1973), сестра, Грозный 

(12)  Сулиман Магомадов (1978) 

(13)  Саламбек Магомадов (1980)

25/05/2002

(37) Халид Ибрагимов (1971), брат, Мескер-Юрт

(38) Ваид Ибрагимов (1979), брат, Мескер-Юрт

(39) Валид Ибрагимов (1969), брат, Мескер-Юрт

(40) Ижан Ибрагимова(1949), мать, Мескер-Юрт

(41) Милана Ибрагимова (1983), сестра, Мескер-Юрт 

(14) Ваха Ибрагимов (1975)

1/06/2002

(42) Петимат Молаева (1935), бабушка, Мескер-Юрт

(43) Розан Молаева (1959), мать, Грозный 

(15) Абу Дудагов (1981)

5/06/2002

(44) Малика Ахмадова (1947), мать, Мескер-Юрт

(45) Марем Темерсултанова (1982), сестра, там же 

(16) Адам Темерсултанов (1976)

30/05/2002

2.

Magomedova and Others (жалоба № 24689/10)

Подана 31/03/2010

(1) Хатимат Магомедова (1974), дочь, Комсомольское, Дагестан

(2) Мадинат Магомедова (1977), дочь, там же

(3) Зухра Денгаева (1950), жена, там же

(4) Гаджидибир Магомедов (1972), сын, там же

(1) Магомедрасул Магомедов (1951)

 

Неустановленный день в начале июня 2002 года

 

 


Возврат к списку