Дата документа: 19/07/2016
Статьи нарушений Конвенции: 6
Страна ответчика: Россия
Тип документа: Постановление
Источник: SRJI
Оригинал документа:  

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ 

ДЕЛО «БАРКОВ И ДРУГИЕ ПРОТИВ РОССИИ» 

(Жалобы №№38054/05, 38092/05, 2178/07, 21770/07, 4708/09, 46303/10, 70688/10, 30537/11 и 43594/11) 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ 

СТРАСБУРГ 

19 июля 2016 года 

Это постановление вступило в силу.

Текст может быть подвергнут редакторской правке.


В деле «Барков и другие против России»,

Европейский суд по правам человека (Третья секция), заседая Комитетом в составе:

          Helena Jäderblom, Председатель Секции,
          Dmitry Dedov,
          Branko Lubarda, судьи,
и Fatoş Aracı, Заместитель Секретаря Секции,

Рассмотрев дело в ходе закрытого заседания 28 июня 2016 г.,

Вынес следующее постановление, принятое в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1.  Дело было инициировано жалобами №№. 38054/05, 38092/05, 2178/07, 21770/07, 4708/09, 46303/10, 70688/10, 30537/11 и 43594/11 против Российской Федерации, поданными в Суд по Статье 34 Европейской Конвенции о защите прав и свобод человека девятью гражданами Российской Федерации (“заявители”), чьи имена и даты подачи жалоб перечислены далее в Приложении I.

2.  Некоторые заявители были представлены в Суде юристами, имена которых перечислены далее в Приложении II. Заявителю Федченко была назначена помощь на компенсацию юридических услуг. Правительство Государства-Ответчика представлял Г. Матюшкин, Представитель Российской Федерации в Европейской Суде по правам человека.

3.  Заявители жаловались, в частности, на то, что им было отказано в возможности лично предстать перед апелляционным судом по гражданскому судопроизводству, участниками которого они являлись.

ФАКТЫ

             I.  ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

4.  На момент подачи жалоб все заявители содержались в учреждениях российской службы исполнения наказаний.

5.  Находясь в заключении, заявители Бабан, Барков и Богатырев добивались компенсации за ненадлежащие условия их содержания и некачественную медицинскую помощь; заявители Давыдов, Фляум и Яковлев принимали участие в спорах о контактах; Федченко был ответчиком в иске о разводе; Стародубцев обжаловал решение, согласно которому он потерял статус инвалида; и Шаваев был ответчиком по иску о возмещении ущерба, принесенного Федеральной таможенной службой..

6.  Никто из заявителей, за исключением Яковлева, не имели возможность присутствовать на слушаниях в судах первой инстанции. Национальные суды отказали заявителям в праве присутствовать на слушаниях, обосновывая это тем, что не было никакого внутреннего правового положения или распоряжения о том, чтобы доставить задержанных в суд. В некоторых случаях национальные суды ссылались на статью 77.1 Кодекса об исполнении наказаний (см. пункт 10 ниже) и положения Гражданского процессуального кодекса. В остальных случаях вопрос о присутствии заявителей был оставлен без внимания. В первой инстанции дела Шаваева и Стародубцева были представлены их родственниками. Заявители Барков и Давыдов были допрошены в судах, расположенных рядом с местами их содержания под стражей.

7.  Заявители обжаловали эти решения и поднимали вопрос о своем присутствии в жалобах в национальные суды. Некоторые из жалоб в дальнейшем были рассмотрены в судах кассационной инстанции. Апелляционные суды либо отклонили аргументы заявителей и одобрили выводы судов первой инстанции, либо пришли к выводу, что отсутствие заявителей на судебных заседаниях соответствовало законодательству и не противоречило принципу справедливости. Ни один из заявителей не присутствовал и не имел представителей в ходе апелляционного рассмотрения дел..

8.  Даты окончательных решений указаны в Приложении I.

       II.  СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА

9.  В соответствующей части УПК РФ, действующего на момент обжалования решений, говорится:

Статья 347. Пределы рассмотрения дела в суде кассационной инстанции

“1.   Суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Суд оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства, если признает, что они не могли быть представлены стороной в суд первой инстанции, подтверждает указанные в обжалованном решении суда факты и правоотношения или устанавливает новые факты и правоотношения.

2. Суд кассационной инстанции в интересах законности вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объеме”.

10.  Статья 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса РФ предполагает, что осужденный может быть переведен из исправительной колонии в изолятор временного содержания, если требуется его участие в качестве свидетеля, потерпевшего или подозреваемого в связи с некоторыми типами следственных действий по уголовному делу. Тем более в том случае, когда необходимо участие осужденного в гражданском процессе в качестве истца или ответчика.

ПРАВО

              I.  ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖАЛОБ

11.  Суд отмечает, что все заявители жаловались на то, что им было отказано в возможности лично предстать перед апелляционным судом по гражданскому судопроизводству, участниками которого они являлись. На основании Правила 42 § 1 Регламента Суда и виду схожих фактических обстоятельств дел и применимого законодательства, Суд считает, что надлежит объединить жалобы и рассмотреть их совместно.

              II.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

12.  Заявители жаловались на то, что их право на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное Статьей 6 § 1, было нарушено в связи с отказом государства допустить их к присутствию на апелляционных слушаниях. Статья 6 § 1 Конвенции в соответствующей части гласит:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом»...”

          A. Приемлемость

[13.  14.  ]

15.  Суд отмечает, что настоящие жалобы не представляются явно необоснованными в значении Статьи 35 § 3 (а) Конвенции. Суд далее отмечает, что жалобы не являются неприемлемыми по каким-либо другим основаниям. Поэтому их следует считать приемлемыми.

           B.  Существо дела

16.  Государство-ответчик утверждало, что все заявители были должным образом уведомлены о датах слушания и о том, что характер правовых споров не требуют их личного присутствия. Поскольку не существует никакого абсолютного права присутствовать на слушании, право заявителей на эффективное участие в судебном процессе не было нарушено. Государство-ответчик также указало, что некоторые заявители участвовали в слушаниях в судах первой инстанции (см. пункт 6 выше) и что их присутствие в судах кассационной инстанции не было необходимым..

17.  Заявители утверждали, что их исключение из апелляционных слушаний поставило их в невыгодное положение по отношению к их оппонентам.

18.  Суд отмечает, что, хотя некоторые заявители получили возможность принять участие в суде первой инстанции через своих представителей или представили комиссии свои показания, все они выразили желание присутствовать на апелляционных слушаниях лично. Суд отмечает в связи с этим, что УПК РФ в той редакции, которая действовала в рассматриваемое время, учитывал сферу рассмотрения апелляционных судов как по вопросам права, так и в отношении фактических вопросов. Апелляционные суды были уполномочены осуществлять полный пересмотр дела и рассматривать дополнительные доказательства и аргументы, которые не были учтены в суде первой инстанции (см. выше пункт 9). Учитывая расширенную сферу апелляционного суда, гарантии справедливого судебного разбирательства, закрепленные Статьей 6 Конвенции, в том числе, право знать и комментировать замечания или доказательства, сделанные и представленные оппонентами, имели столь же важное значение в ходе апелляционного производства, как и в суде первой инстанции.

19.  Суд отмечает, что, как и во многих других подобных жалобах против России, заявителям было отказано в допуске к слушаниям по причине отсутствия какой-либо правовой нормы, которая бы признавала их присутствие обязательным (см. Bortkevich v. Russia, no. 27359/05, §§ 63-69, 2 October 2012; Karpenko v. Russia, no. 5605/04, §§ 89-94, 13 March 2012; Roman Karasev v. Russia, no. 30251/03, § 68, 25 November 2010; Artyomov v. Russia, no. 14146/02, §§ 204-08, 27 May 2010; и Shilbergs v. Russia, no. 20075/03, § 107, 17 December 2009). Суд отверг этот подход как чрезмерно формалистический, поскольку отсутствие законодательной нормы о присутствии заключенных на судебных слушаниях не может быть истолковано как достаточное основание для лишения их права участвовать в суде (см. Gryaznov v. Russia, no. 19673/03, § 50, 12 June 2012). Вопреки утверждению Государства-ответчика о том, что заявители могли эффективно представлять свои дела в судах, потому что все они были надлежащим образом информированы о слушаниях, на самом деле заявители были информированы лишь о сроках апелляционных слушаний, что было явно недостаточно в той ситуации, когда текущее состояние национального законодательства не позволяло им участвовать в процессе.

20.  Государство-ответчик также утверждало, что характер правовых споров не требовал личного присутствия заявителей на апелляционных слушаниях, и предложило Суду изучить, была ли необходимость в присутствии заявителей на суде в каждом конкретном случае. Тем не менее, Суд не может заменить своей собственной оценкой решения национальных судов, которые имеют преимущество, обладая непосредственным знанием фактов и ситуации, и могут лучше определить характер каждой претензии, а также лежащих в их основе законных интересов (см. Lagardère v. France, no. 18851/07, § 42, 12 April 2012). В данных случаях суды кассационной инстанции не проверяли, было ли необходимо для решения гражданских споров личное свидетельство заявителей и являлось ли их присутствие важным для обеспечения общей справедливости судебного разбирательства. Как оказалось, апелляционный суд отказал заявителям в возможности принять участие в слушаниях - независимо от предмета судопроизводства - и не информировал их об этом решении заблаговременно (см. Gryaznov, cited above, § 48, и Khuzhin and Others v. Russia, no. 13470/02, § 107, 23 October 2008).

21.  Суд, наконец, отмечает, что эффективное участие заявителей в апелляционных слушаниях могло быть обеспечено путем таких процессуальных механизмов, как, например, видеосвязь, или могло быть проведено выездное заседание суда (см Shilbergs, cited above, § 107, and Sokur v. Russia, no. 23243/03, § 36, 15 October 2009). Апелляционные суды ни по одному из указанных дел не рассматривали эти варианты проведения заседания и приступили к слушаниям, не уведомив заявителей о возможных путях, которые могли бы компенсировать их отсутствие в зале суда. В результате, заявители не могли принять решение о дальнейших действиях по защите собственных прав и были лишены возможности эффективно представить свои интересы перед апелляционными судами, что является нарушением Статьи 6 Конвенции.

22.  Принимая во внимание прецедентную практику и обстоятельства указанных жалоб, Суд считает, что недопуск заявителей к апелляционным слушаниям по гражданскому судопроизводству, в котором каждый из них являлся одной из сторон, по причине отсутствия в национальном законодательстве соответствующей нормы, а также неспособность властей рассмотреть процессуальные механизмы, которые бы позволили заявителям быть услышанным во время суда, означает неисполнение Государством-ответчиком обязательств по обеспечению принципа справедливого судебного разбирательства, предусмотренного Статьей 6 Конвенции.

23.  Таким образом, имеет место нарушение Статьи 6 § 1 Конвенции.

           III.  ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

24.  Суд также рассмотрел другие жалобы, поданные заявителями. Тем не менее, принимая во внимание весь материал, который был в его распоряжении, и, учитывая меру, согласно которой эти жалобы относятся к компетенции Суда, он приходит к выводу, что в них не раскрываются какие-либо признаки нарушения прав и свобод, изложенных в Конвенции или протоколах к ней. Поэтому данные части жалоб должны быть отклонены как явно необоснованные, в соответствии со статьей 35 §§ 3 и 4 Конвенции.

           IV.  ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

25.  Статья 41 Конвенции гласит:

“Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне”.

           A.  Ущерб

26.  Заявители требовали различные суммы в качестве компенсации материального и морального ущерба. Правительство Государства-ответчика считает, что требования заявителей чрезмерны.

27.  Суд не находит никакой причинно-следственной связи между установленным нарушением Статьи 6 Конвенции и материальным ущербом некоторых заявителей; поэтому он отклоняет и требования. В то же время он присуждает заявителям по 1500 евро (EUR) в качестве компенсации морального вреда плюс любой налог, который может быть начислен на эти суммы.

28.  Суд считает, что в случае, когда было нарушено право заявителя на справедливое судебное разбирательство, гарантированное Статьей 6 Конвенции, то заявитель должен - по возможности – быть поставлен в положение, в котором бы он находился и где его требования не были бы оставлены без внимания .Наиболее подходящей формой компенсации для заявителя, в принципе, должна быть возможность требовать возобновления гражданского разбирательства. В недавнем деле Bochan v. Ukraine (no. 2) (no. 22251/08, ECHR 2015), Большой Палатой были заложены принципы, применимые к возобновлению прерванных гражданского процессов судопроизводства на основании решения Суда (дальнейшие ссылки на прецедентную практику пропущены в скобках):

“57.  ... Суд повторяет, что именно Договаривающиеся государства должны решать, как наилучшим образом исполнять решения Суда, без нарушения принципа res iudicata или правовой определенности в гражданском процессе, в частности, когда такие судебные разбирательства касаются третьих лиц и их подлежащих защите законных интересов. Кроме того, даже если Договаривающееся государство обеспечивает возможность подачи заявления о возобновлении прекращенного разбирательства на основании решения Суда, национальные власти должны предусмотреть процедуру, в соответствии с которой такие заявления будут рассматриваться, и установить критерии для определения того, необходимо ли возобновлять производство в каждом конкретном случае. Среди Договаривающихся государств нет единого подхода в отношении возможности подачи заявления о возобновлении прекращенного гражданского производства после признания факта нарушения этим Судом или в отношении условий реализации существующих механизмов возобновлении производства (см. параграфы 26-27 выше).

58. Тем не менее, приведенные выше соображения не должны отвлекать внимания от важности, в целях эффективности системы Конвенции, обеспечения существования внутренних процедур, позволяющих требовать возобновления производства по делу в свете признания нарушения гарантий справедливого судебного разбирательства, предусмотренных в статье 6. Напротив, такие процедуры можно рассматривать в качестве важного аспекта исполнения решений Суда, как предусмотрено в статье 46 Конвенции, и их доступность свидетельствует о приверженности Договаривающегося государства принципам Конвенции и прецедентного права Суда (…) 2, принятой Комитетом Министров, в которой государства-участники Конвенции призваны гарантировать наличие достаточных возможностей для возобновления дела на национальном уровне, если Суд признал нарушение Конвенции (см. параграф 28 выше). Суд повторяет, что такие меры могут представлять собой «наиболее эффективное, если не единственное средство достижения restitutio in integrum» (…)..”

29.  В связи с этим Европейский Суд напоминает, что установление Судом нарушений Конвенции или протоколов к ней является основанием для возобновления гражданского судопроизводства в соответствии со статьей 392 §§ 2 (2) и 4 (4) Гражданского процессуального кодекса РФ и для пересмотра решений национальных судов в свете принципов Конвенции, установленных Судом (см Davydov v. Russia, no. 18967/07, §§ 10-15, 30 October 2014).

         B.  Расходы и издержки

30.  Заявитель Давыдов требовал компенсации 760 евро в качестве судебных издержек, но не представил никаких подтверждающих документов. Заявитель Богатырев требовал возместить 2,250 евро, которые составили издержки за юридическое представительство и почтовые расходы. Заявитель Фляум и заявитель Стародубцев потребовали возместить по 2200 евро за работу своего представителя. Заявитель Шаваев потребовал компенсировать в качестве судебных издержек и почтовых расходов 3413 евро. Заявители Барков, Федченко, Бабан и Яковлев не требовали компенсации расходов и издержек.

31.  Правительство Государства-ответчика считает требуемые суммы необоснованными.

32.  В соответствии с прецедентной практикой Суда, заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в той мере, в какой было доказано, что они действительно были понесены, были необходимы и являются разумными по размеру. Кроме того, затраты и расходы могут быть возмещены только постольку, поскольку они связаны с нарушением (см, среди многих дел, Andrejeva v. Latvia [GC], no. 55707/00, § 115, ECHR 2009). В отношении данных жалоб, принимая во внимание документы, находящиеся в распоряжении Суда и вышеуказанные критерии, Суд считает разумным присудить компенсацию расходов и издержек в размерах, которые указаны в Приложении II, плюс любой налог, который может быть начислен на эти суммы.

          C.  Выплата процентов

33.  Суд считает, что сумма процентов должна рассчитываться на основе предельной процентной ставки Европейского центрального банка, к которой следует добавить три процентных пункта.

ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ СУД ЕДИНОГЛАСНО,

1.  Решает объединить жалобы;

2.  Объявляет жалобы на несправедливость гражданского судопроизводства приемлемой, а остальные жалобы - неприемлемыми;

3.  Постановляет, что в отношении всех заявителей была нарушена Статья 6 Конвенции;

4.  Постановляет,

(a)  что Государство-ответчик должно выплатить заявителям в течение трех месяцев суммы, указанные в Приложении II, плюс любой налог, который может быть начислен на эти суммы, конвертированные в валюту Государства-ответчика по курсу, действующему на день выплаты;

(b)  что со дня истечения вышеуказанных трех месяцев до даты оплаты на означенные суммы будут начисляться простые проценты в размере предельной процентной ставки Европейского центрального банка на период неуплаты плюс три процентных пункта;

5.  Отклоняет ставшуюся часть требований заявителей о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке с направлением письменного уведомления 19 июля 2016 года, в соответствии с Правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

      Fatoş Aracı                                                                      Helena Jäderblom
Заместитель Секретаря Секции                                   Председатель Секции

ПРИЛОЖЕНИЕ I.

ФАКТЫ

Номер жалобы и имя заявителя

 

 

Дата подачи жалобы

Название суда и дата окончательного решения по гражданскому судопроизводству 

38054/05

Александр Геннадьевич Барков

23/09/2005

Краснодарский районный суд,
31 марта 2005 г.

38092/05

Олег Владимирович Федченко

01/08/2005

Городской суд Кстово,
27 июня 2005 г.

2178/07

Владимир Витальевич Давыдов

01/11/2006

Пермский краевой суд,

4 мая 2006 г.

21770/07

Данила Александрович Бабан

28/02/2007

Челябинский районный суд,
23 января 2007 г.

4708/09

Василий Аркадьевич Богатырев

15/10/2008

Красноярский районный суд,
1) 3 сентября 2008 г.; 2) 2 июня 2008 г.; 3) 9 июня 2008 г.

46303/10

Николай Николаевич Фляум

09/07/2010

Верховный суд Республики Хакасия,
17 июня 2010 г.

70688/10

Мурат Исмаилович Шаваев

11/05/2010

Московский районный суд,
11 февраля 2010 г.

30537/11

Вячеслав Николаевич Стародубцев

14/04/2011

Калининградский районный суд,
2 февраля 2011 г.

43594/11

Андрей Николаевич Яковлев

18/04/2011

Свердловский районный суд,

20 января 2011 г.


ПРИЛОЖЕНИЕ II.

Суммы компенсации,

назначенные Судом по Статье 41 Конвенции

 

Номер жалобы и имя заявителя

 

Представитель

Сумма присужденной компенсации морального ущерба

Сумма компенсации расходов и издержек

38054/05

Александр Геннадьевич Барков

 

EUR 1,500

 

38092/05

Олег Владимирович Федченко

O. Дружкова

EUR 1,500

 

2178/07

Владимир Витальевич Давыдов

 

EUR 1,500

 

21770/07

Данила Александрович Бабан

 

EUR 1,500

 

4708/09

Василий Аркадьевич Богатырев

E. Марков

EUR 1,500

EUR 850

46303/10

Николай Николаевич Фляум

E. Марков

EUR 1,500

EUR 850

70688/10

Мурат Исмаилович Шаваев

Ф. Тишаев

EUR 1,500

EUR 850

30537/11

Вячеслав Николаевич Стародубцев

E. Марков

EUR 1,500

EUR 850

43594/11

Андрей Николаевич Яковлев

 

EUR 1,500

 

 


Возврат к списку